Галерея Кнопа, Комочеки папа и сын, Сонечка, Кроша, Ягодка, Люка, Кай - Виртуальный рай для животных
 

Те, которых не стало. Кого люблю навсегда.





Имя: Кнопа, Комочеки папа и сын, Сонечка, Кроша, Ягодка, Люка, Кай Пол: Девочка Кто:Кошка бармези и сибирские


05.1979 - 12.10.1980


На фото: Комочек-папа. Других фото не осталось.

ДНИ ПАМЯТИ - РАЗ В ГОД.

КНОПА – МАЙ 1979 – 12 ОКТЯБРЯ 1980.
ЯГОДКА - АПРЕЛЬ 1994 – 16 ИЮНЯ 1994 г.
КОМОЧЕК-ПАПА - СЕНТЯБРЬ 1990 - 17 МАРТА 1995.
ЛЮКА - 1998 - 11 АВГУСТА 1999 г.
КРОША - ДЕКАБРЬ 1991 -12 АВГУСТА 1995 г.
СОНЕЧКА - 1990 - 12 ОКТЯБРЯ 1997 г.
КОМОЧЕК-СЫН - 17 МАРТА 1995 - 18 НОЯБРЯ 1997 г.
БЕСИК - 2007 - 28 СЕНТЯБРЯ 2011 г.

Кнопа - любовь моя неизбывная. Она заменила мне маму, когда мама умерла. Черная Кнопа - глазищи словно солнца, огромные- каких не бывает. Родилась в мае 1979 года. 12 октября 1980 вышла из дому и не вернулась. Никогда уже не вернулась. Я искала ее многие годы...
Последний раз я видела ее 31 августа - в день, когда уезжала на учебу в Киев, поступив в университет. Своих родных котек я оставила на попечение друзей, которым в обмен на эту обязанность оставила квартиру для бесплатного проживания. Они не сберегли никого.

Их было больше, много больше – любимых мною и ушедших в Радужную страну. Здесь же те, о ком плачу до сих пор, кто дарил мне жизнь и отводил беду, о ком молюсь и кого люблю по-прежнему.
Коротко, вот наша история. Наша общая история.
Осенью 1990 я вернулась в Киев из далекого Туркменистана – учиться в аспирантуре. Однажды пришла к подруге, у дворовой кошки которой был целый выводок котят. И один - самый маленький - был похож на взъерошенного воробышка. Я протянула руку, а он взобрался по ней и полез за пазуху. И там остался. Это был Комочек. Он никогда меня не оставлял - даже в ванной со мной купался.
Через несколько месяцев под двери квартиры, которую я снимала, пришла черная кошка-подросток. Я открыла дверь, она вошла, осмотрела жилье, и выразительно просигналила, что «это» ей подходит и я ей мешать не буду. Сонечка была мне верным другом всю жизнь.
Той же зимой в подвале появился малюсенький черный котенок. Когда мне удалось его выманить (она потом на всю жизнь никому не давалась в руки, кроме меня, никому, кроме меня, не верила), у нее был выбит глаз и в нескольких местах переломана лапка, которая уже начала неправильно срастаться. Она была вся в ранах, моя Кроша. И целых полгода не верила даже мне, только ночью выбираясь из-за батарейки.
Мы очень дружили - все четверо. И переезжали с квартиры на квартиру по мере того, как дорожало и становилось не по карману жилье. Мы вместе прошли пять переездов. И были дружны и счастливы. Соня "вышла замуж" за Комочека, мы благополучно раздавали детишек в добрые руки, брали с улицы на время других котек и собак и пристраивали их. Кроша же страдала, что у нее никак детишки не получаются (она так хотела котят!) и частенько крала их у Сонечки. Так мы прожили три года. И наша дружба была нерушимой.
Летом 1994 у нас появилась Ягодка – черная малышечка с греческим профилем. Ее унесла на Радугу панлейкопения, от которой тогда не было лечения. Она прожила у меня всего месяц, но я не могу забыть ее всю жизнь.
Потом ко мне приехали муж со свекровью. Через несколько дней исчезла Кроша. Как сказала свекровь, она сидела на подоконнике (1-й этаж) и сквозняком окно захлопнуло. Она упала за окно и больше ее никто не видел. Крошу я искала полгода - каждый день, каждую ночь. Искала даже тогда, когда мы вновь переехали - на другой конец города. И не нашла. Мне до сих пор больно: погибая где-то (а кому она была нужна, кроме меня - котька с искалеченными ножками, без глазика), она ведь думала, что и я ее предала...
В тот переезд погиб Комочек. Я гуляла с ним в первый вечер жизни на новой квартире. Он побежал в сторону - и исчез. Шел снег. Через три дня потеплело, снег растаял. Он лежал под деревом у подъезда с переломанным позвоночником. Он не умел лазить по деревьям.
В день, когда пошел снег, у кошки моей подруги родился сын Комочека-папы. Это был Комочек-сын. Он был так похож на папу. Как только ему исполнился месяц, он переехал к нам. Сонечка усыновила его, вырастила, защищала от котов и собак.
А потом я получила наследство и, наконец-то, купила свое жилье - гостинку, в которой живу до сих пор. Жилье я брала на первом этаже - для них, чтобы они могли заходить в окно.
Первой, выскочив через форточку, исчезла Сонечка. Через месяц случайно выскочил в коридор (а я – вслед за ним) и уже никогда не вернулся Комочек-сын. Каждый вечер совершать многочасовой обход района вошло в привычку. Через несколько недель я знала уже всех подвальных котов и все дырки в заборах, все закоулки подвалов всего массива. Я обращалась к дворникам, гарантировала вознаграждение за любую информацию о них, гарантировала нашедшему сто баксов (огромные деньги по тем временам) и столько же - дворнику, на чьей территории найдется хоть кто-нибудь из них. Обращалась в СОС и на телевидение. Они исчезли, словно растворились. Никто. Нигде. Никогда. Их не видел. Они ушли давно. Боль - навсегда.
А Люка – это совсем другая история… Страшная история…

И вот селю сюда Бесика. Я назвала его своим - потому сюда. Бесик был брошенный котик. Черный норвежский лесной. Кот-доминант, бесстрашный боец и, как оказалась, кот-рыцарь. Он долго жил на улице и никому не давался в руки. Однажды с ним случилась беда: порванная в драке щека начала гнить, оголилась кость. После долгих безуспешных попыток поймать, мне удалось схватить его за хвост. На вытянутой перед собой руке я-таки притащила его домой. В дверях он увернулся, изжевал мне колено. И ...нас будто связала эта кровь, он оценил мое терпение. Он тоже терпел лечение молча, только каменел. Вылечившись, снова ушел на улицу. Но уже позволял себе кушать в моем присутствии, когда я выносила еду. Полгода ушло на приручение. И однажды он согласился пойти на руки и войти в дом. Я стала искать ему достойных хозяев. Прошло еще полгода. Достойных не находилось. А он оказался рыцарем. Он охранял мой сон, лежа у головы, защищал и утешал меня. И я назвала его своим. Больше ему хозяев я не искала. Но в сентябре 2010 года (какая горькая шутка судьбы - это тоже случилось 28 сентября!)приехала к нам на "смотрины" (за кошечкой) женщина, у которой погиб незадолго до этого котик. Увидев Бесика, она заплакала и сказала, что он очень похож на ее родного кота. И вдруг Бесик, признававший только меня, подошел к ней, забрался на руки и стал слизывать слезы с ее лица. Уехали они вместе. Как обычно, я строго-настрого наказала ей обращаться ко мне с любыми проблемами Бесика. Некоторое время мы перезванивались. Все было хорошо, они были счастливы. Я не хотела надоедать своими звонками и просто тихо радовалась, что Бесик нашел свой Дом, где он - единственный и любимый.
В сентябре этого года ко мне позвонили с телевидения и попросили найти им для сюжета людей с трогательной кошко-историей. 28 числа я позвонила хозяйке Бесика. И услышала, что он умер ровно год назад. Дескать, острая почечная недостаточность, и врачи порекомендовали эвтаназию. Я спросила ее лишь об одном: ПОЧЕМУ??? Почему Вы не обратились ко мне???? И услышала в ответ: "А я подумала, что вы мне нарочно спихнули больного кота".
Он был здоров - мы обследовались... Я не хотела его отдавать. Я назвала его своим. Прости, Бесик, прости, если можешь...


Соне и Комочекам

Я отоспался. Быть беде.
Она вокруг. Она везде.
Она глядит из-за угла,
она ползет из-под стола,
из-за кровати, из-за штор –
бессмысленна, как пьяный вздор,
как бред безумца за спиной.
Она, как тень моя, со мной.

Я отоспался. Сладок сон,
кода, ничем не омрачен,
уходит в небыль светлый день,
и ты забыл, что рядом тень.
Но только солнца редкий луч
коснется глаз твоих, как туч
несметной, мглистой чередой
она клубится надо мной.

И снова ты не можешь спать.
Заброшенно грустит кровать,
а ты мотаешься без сна.
И снова полная луна
тебя ведет в двухмерный мир.
Энергетический вампир,
пиявка – снов моих полна,
распухла плоская луна.

Свинцом налита голова
и нерожденные слова
мертвят немеющий язык.
Я к немоте своей привык
как паралитик к костылям,
как вшивый –
к грязным простыням.
Но, если б не моя беда,
кто знает, кем бы стал тогда?

Весь мир по глади снов скользит.
А мне беда моя грозит.
Мне не сомкнуть сожженных глаз:
мне надо вспомнить день и час,
когда нагрянула беда
впервые. Кем я был тогда?
Кто так обеспокоен мной,
чтоб сон убить, украсть покой?
Кому мешал мой скромный быт?
И вот, бедой своей прибит,
я спотыкаюсь и бреду,
и на плечах несу беду.
О, как мне тяжко, друг, поверь,
влачить смертельный груз потерь…
1998

Люка
Привыкаю к безмолвию
имени Твоего.
День шагами исполнен.
Для чего?
Хруст судьбы под ногами.
У разрушенных стен
день исполнен шагами.
Зачем?
В кронах мертвых деревьев
заблудился закат.
Привыкаю к бессмертию
подле запертых врат.
А смерть нага и бесстрастна.
Тают в пустом пространстве
четыре янтарных звука –
ЛЮКА…
2000




«   »