Форум Виртуального Рая: ОЛЕГ БОНДАРЕНКО, АВТОР ДАЮЩИЙ НАДЕЖДУ (11/11) - Виртуальный рай для животных
 
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: ОЛЕГ БОНДАРЕНКО, АВТОР ДАЮЩИЙ НАДЕЖДУ

ОЛЕГ БОНДАРЕНКО, АВТОР ДАЮЩИЙ НАДЕЖДУ 01 окт 2022 18:12 #113378

  • Aliastra
  • Aliastra аватар
  • Не в сети
  • Moderator
  • Сообщений: 19095
  • Спасибо получено: 16166
Уходя в закат

Он стоял, слегка сгорбившись, а угрюмое выражение лица придавало ему что-то грозное, будто, он готовился к прыжку. И она испугалась. Ведь рядом больше никого не было. И, наверное, лучше действительно уйти…
********************************************************************************************************************

Они сидели на берегу большого озера и смотрели на Солнце, садящееся на другом берегу за верхушки деревьев. Большой белый волк и маленькая крыса...

Они давно познакомились. Сперва крыса боялась странного волка, сидевшего у озера и задумчиво смотревшего на воду, но потом, понемногу, она привыкла к нему, и со временем так осмелела, что подошла вплотную и прижалась к его передней левой лапе.

Так она чувствовала себя под защитой и ей было спокойно и хорошо. Странная крыса и странный волк. Она тоже любила смотреть на воду и на закат. И волк привык к этому маленькому существу, доверившему ему свою жизнь.

Его давно выгнали из стаи. Во-первых, волки не любят, когда кто-то ведёт себя странно. А волк, сидящий на берегу и любующийся последними лучами Солнца – звучит странно. А во-вторых, он просто вырос и пришло время создавать свою стаю. И вот с этим-то и была загвоздка. Ни одна волчица не соглашалась пойти с таким странным существом.

И по сути, он стал волком-одиночкой, а поэтому даже общение с крысой было для него очень важно.

Она уходила ненадолго, пока её крысята спали, и сидела рядом со своим огромным другом. Они смотрели и слушали. Два странных существа, нашедшие друг друга в непроглядном мраке леса и времени. Два странных существа, встретившихся и подружившихся наперекор всему…

И это было очень ценно. Они дорожили каждой минутой и каждой секундой. И секунды эти вплетались в шелест листвы, плеск воды и в пение птиц.

- Какой красивый закат, - говорил волк, наклоняясь и обнюхивая спинку крысы.

- Просто изумительный! - отвечала она.

Привстав на задние лапки, она трогала передними его большой мокрый нос, и что-то такое, необъяснимое, расплывалось по её телу. Будто птицы поют красивые песни, и изнутри поднимается счастье...

Но надо было спешить к крысятам, и она, погладив лапками его шерсть, убегала, а он смотрел ей вслед и вздыхал.

Он приносил ей остатки от дичи, которую ему удалось поймать, крыса с благодарностью брала их и относила своим деткам. Оставалось ещё много, и хватало ей и её крысиным родичам. Наверное, именно поэтому они и не имели ничего против её встреч с волком.

Так шли дни, недели и месяцы. И казалось, эти встречи никогда не прекратятся и две эти фигуры так и останутся навсегда на берегу озера, но…

Разве жизнь - это только ряд счастливых мгновений? Нет. К сожалению, счастье - это только кратковременное состояние, перед расплатой. И она наступила...

Однажды вечером крыса пришла, как всегда, на берег озера. На их излюбленное место. Туда, где большой серо-белый волк всегда с нетерпение поджидал её, но не застала его.

Сперва она долго ждала, волнуясь всё сильнее и сильнее, потом беспокойство охватило всё её существо, и она заметалась по берегу. Её маленькое сердце стучало и кричало о несчастье. И она…

Крыса помчалась со всех своих маленьких лапок, огибая деревья, кусты и камни. Куда она бежала? Куда?!

Она не знала. Сердце вело её. И оно привело…точно к засаде, устроенной охотниками для волков.

Несколько человек поджидали зверя, а впереди, на большой поляне, три огромных волкодава загоняли ее волка. Он не видел засады и летел прямо на спрятавшихся охотников.

И тогда маленькая крыса, забыв обо всём на свете, бросилась к нему, к своему единственному волку, чтобы спасти его. Чтобы защитить. Чтобы закрыть собой. А он, увидев её, застыл, как вкопанный, и горестно закричал:

- Беги! Беги!! Беги!!!

Но она не побежала. Она встала на свои маленькие задние лапки, раскрыла свою маленькую пасть и зашипела изо всех сил на трёх огромных волкодавов!

И те вдруг встали, как вкопанные. Перед ними была малюсенькая крыска, вставшая на защиту волка. Она так отважно бросалась на них, защищая своё родной существо, что волкодавы...

Спера один, потом второй и за ним третий, сели на задние лапы и с немым изумлением смотрели на то, как крыса закрывала собой серо-белого волка, их добычу, но…

Теперь это уже не была их добыча. Даже животным понятно, что нельзя нарушить такое. И они категорически отказались выполнять команду – фас. Они сидели неподвижно, восхищаясь самоотверженной смелостью маленького существа.

По всем законам царства животных, они больше не имели права преследовать волка, но люди… Они не знают жалости, и законы животных им не ведомы…

У людей свои законы - жестокости и смерти. И никто не может спастись из её цепких лап, если её помощниками стали люди. А дробь…

Крупная дробь не оставила им ни малейшего шанса. Всего один выстрел. Всего один…

Нет, дорогие мои, не расстраивайтесь. Они умерли вместе. Вместе ушли в закат. В одну и ту же секунду. Им было не больно и не страшно.

В эту последнюю секунду крыса уже поверила в то. что им удастся спастись и она, как всегда, прижалась к передней левой лапе своего любимого волка, погладила её и хотела сказать:

- Пойдём. Пойдём, мой хороший. Там ведь закат. И он ждёт нас…

Но тут прозвучал выстрел. И свет просто погас в их глазах. Навсегда. Они так и умерли, прижавшись друг к другу. Маленькая крыса и большой серо-белый волк.

Нет, это не конец истории. Не спешите расстраиваться. Всё ещё будет. Я вам обещаю, дамы и господа. На то я и Сказочник, чтобы распоряжаться жизнью и смертью.

Через тридцать лет…

Женщина сидела на одном из утёсов Гранд Каньона, что расположен в Аризоне. Там много просто восхитительных мест, откуда открываются виды, от которых захватывает дух и которые нельзя описать словами, а надо видеть, но...

Она всегда приходила именно сюда. Это была самая высокая площадка с большим валуном в самом конце, с которого можно было наблюдать заходящее Солнце. Почему она приходила именно сюда, она сама не могла объяснить себе.

Она была довольно известной художницей - писала странные картины, которые видела во сне. Будто она бежит по лесу, а вокруг удивительные существа и деревья, но почему-то она видела всё это снизу вверх.

А один сон… Не давал ей покоя. Он мучил её много лет. Будто, вместо ясной и четкой картинки, она видит на фоне леса расплывчатое серо-белое пятно. И она писала, писала, писала.

Ей казалось, что если она напишет ещё одну картину, то сон внезапно обретёт очертания, и она сможет понять, что её мучило так много лет. Но ничто не могло помочь.

И в её картинах была незавершенность и тайна. В них были волшебные существа в лесу и надежда. В них была любовь, струившаяся из-под каждого мазка и каждого нарисованного листочка…

Её картины разбирали. Люди вешали их у себя дома и подолгу, очень подолгу, длинными вечерами, всматривались в них, пытаясь понять, что же так привлекает их? И почему они оставляют такое неизгладимое впечатление?

Солнце уже садилось за скалы каньона, и казалось, что они сами светятся красным… Она приходила на это место долгие годы. Она сама уже не помнила, сколько. Ей казалось, что всю свою жизнь.

- Это моё место! - вдруг услышала она. - Я всегда тут сижу. Вам придётся уйти!

Женщина возмущённо обернулась и встала с валуна, чтобы объяснить этому наглецу, чьё это место на самом деле…

Перед ней стоял высокий мужчина с непричесанными и совершенно седыми волосами. Казалось, что пышная шевелюра его сама собой шевелится. Так ветер трепал волосы.

Он стоял, слегка сгорбившись, а угрюмое выражение лица придавало ему что-то грозное, будто, он готовился к прыжку. И она испугалась. Ведь рядом больше никого не было.

И, наверное, лучше действительно уйти… И оставить этого наглеца и нахала одного. Ничего, она придёт на следующий день…

И она уже собиралась прошмыгнуть мимо него серенькой мышкой, не говоря ни слова, когда он вдруг поднял голову, и она увидела… Его лицо, будто слепленное из кусочков гранита. Но очень изящных кусочков.

Не удержавшись, она взглянула в его глаза… Это были очень странные глаза, с огромными, черными, как ночь, зрачками. И она утонула в них... И увидела...

Она всё увидела и вспомнила! Как они тогда сидели на берегу озера. Она вспомнила заходящее Солнце и плеск воды. Она вспомнила, как прижималась к нему… И тот вечер. Последний. Самый последний, а потом...

Она бросилась к нему и обняла.

- Как же долго я ждала тебя, - сказала она тихо.

- А я много лет смотрю за тобой, - ответил он. - А подойти боялся. Вдруг, ты уйдёшь. Вдруг, ты всё забыла и пройдёшь мимо. Я ведь тоже очень много лет прихожу сюда, и сам не знаю почему. Будто что-то зовёт меня. А сегодня…

Он сел на большой валун, лежавший у самого края. И она села рядом, слева от него, и прижалась к его левой руке.

- Сегодня такой красивый закат, - сказал он. - И я не смог промолчать.

- Просто изумительный! - ответила она.

Что-то такое необъяснимое расплывалось по её телу. Будто птицы поют красивые песни и изнутри поднимается счастье.

Она обняла его руку и сказала:

- Я больше никуда тебя не отпущу.

Они сидели на краю обрыва, на большом камне, и смотрели на закат. Маленькая крыска и большой серо-белый волк…

Вот и всё, дамы и господа. Теперь, действительно, всё, и я не обманул вас - это сказка с хорошим концом.

Жаль, что только, сказка.

Но это всё, что я могу.

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО
Администратор запретил публиковать записи гостям.

ОЛЕГ БОНДАРЕНКО, АВТОР ДАЮЩИЙ НАДЕЖДУ 06 окт 2022 23:13 #113481

  • Aliastra
  • Aliastra аватар
  • Не в сети
  • Moderator
  • Сообщений: 19095
  • Спасибо получено: 16166
Рыжая собачка и Два стакана

И однажды, среди недели, когда все были на работе, приехала служба отлова бездомных животных и легко поймала рыжую собачку. Тем более, что та и не убегала. Она привыкла доверять людям…
********************************************************************************************************************

Она была маленькой рыжей собачкой с вечно высунутым языком и широко открытыми глазами, полными любви и доверия. В отличие от других ей повезло. Нет, она не была домашней собакой. Она была дворовой, но её все любили. Так уж ей выпало.

Дети и их родители просто обожали Корги. Она играла с детьми, и те смеялись, и в их глазах зажигалось что-то особенно хорошее. А родители умеют это замечать. Дети становились лучше, отзывчивее и добрее, и поэтому Корги кормили. До отвала.

Дворовые коты признали её частью их сообщества. Тем более, что Корги не делала различия между котами и домашними собаками, которых выводили погулять. Она облизывала и тех, и других.

Коты морщились и плевались, а домашние собаки прятались от такого обилия ласки за своих хозяев. Короче, вы понимаете, дамы и господа, что Корги была просто приговорена к обожанию всеми. И заслуженно.

Особенно к ней благоволил один пожилой актёр большого городского театра. В этом дворе у всех известных личностей были клички. Их давали мужики, собиравшиеся по выходным “забить козла” или сыграть партию в шахматы.

Вот и актёр получил кличку – Два стакана. Просто потому, что он наливал себе два раза в большой гранёный стакан. И всегда до половины. После чего не притрагивался к выпивке, а предпочитал наливать другим.

Он и назвал собачку – Корги. И после второго стакана он обычно начинал объяснять мужикам, что собака ему напоминает породу корги. А корги напоминает ему оперу “Порги и Бесс” Гершвина. Странная такая причинно-следственная связь, если не сказать больше…

Мужики переглядывались, и тогда актёр начинал рассказывать им театральные байки. Смешные и печальные. А их у него было множество за долгую службу. Он так и говорил:

- Служу в театре, Мельпомене.
Исполнял он заглавные роли и был на хорошем счету. Справедливости ради надо заметить, что он дважды пытался забрать Корги домой. И дважды она сбегала.

Он отсутствовал с утра до вечера. А жил один. Репетиции, прогонки спектаклей, плюс отсутствие семьи, так уж сложилось. Поэтому, бедная собачка, привыкшая ко всеобщему вниманию, чувствовала себя у него дома очень одиноко.И когда она вырывалась на улицу, то оглашала весь двор радостным заливистым лаем. Так что...

Теперь Два стакана просто регулярно кормил её и, выпив, после разговора с мужиками, усаживался рядом с ней и корил за то, что не идёт к нему жить, а потом принимался рассказывать ей о своей жизни. Корги облизывала его, улыбалась и внимательно слушала. Она вообще, всегда улыбалась.

Но это ей не помогло. Всё же, кто-то из соседей позавидовал тому, что все любят эту собаку, и решил по-своему…

И однажды, среди недели, когда все были на работе, приехала служба отлова бездомных животных и легко поймала рыжую собачку. Тем более, что та и не убегала. Она привыкла доверять людям.

Бабульки со скамейки у входа всё подробно описали встревоженному актеру, и на следующее утро он не пошел на работу. Позвонил в театр режиссёру и, объяснив возникшую ситуацию, поехал искать Корги.

Режиссер пообещал его “убить, четвертовать, повесить и утопить”, все сразу! Он кричал, что пропускать репетиции из-за дворовой собаки недопустимо. Но Два стакана не слушал. Внутри была пропасть беспокойства, страха за жизнь друга и неизвестность.

Он объездил весь город, пытаясь выяснить, куда пристраивают отловленных собак, пока в одном приюте ему не посоветовали ехать в санэпидемстанцию.

Где, как оказалась, во дворе и располагалась служба отлова. Там были маленькие и узкие клетки, в которых в жутких условиях и содержались отловленные животные, ожидавшие своей участи. Незавидной...

Там Два стакана и нашел Корги. Она сидела в малюсенькой клетке, где не могла даже встать. Увидев своего человека, она жалобно заскулила и потянулась к нему.

Два стакана поспешил к руководству. Как выяснилось, распоряжался здесь всем начальник эпидемстанции. И актёр пошел прямо к нему, пытаясь предложить выкупить собачку и заплатить за чип и все прививки.

Но оказалось, что всё это не так просто, и надо оформлять массу документов. А заниматься этим некому, никто не хочет и вообще... “Легче усыпить собаку, чем вся эта возня”…

И тогда, на следующее утро перед воротами, закрытыми на ночь, остановилась машина. Из нее вышел Два стакана и, не захлопнув, пошел прямо к начальнику, где в течение получаса доказал, что он актёр с большой буквы.

Он плакал, заламывал руки и пытался упасть в обморок, пока его не посадили на стул и не выяснили, что произошло, а когда выяснили… Заламывать руки начал начальник эпидемстанции.

Два стакана, всхлипывая и вытирая слёзы, объяснил ему, что от переживаний за судьбу собачки, он случайно сломал ключ в замке зажигания. И на данный момент его машина стоит прямо перед воротами эпидемстанции, и открыть их не представляется возможным, да и ни к чему - всё равно никто въехать и выехать не может...

Приехавшей по вызову полиции он объяснил то же самое, и, разумеется, ему поверили. Я же говорил ранее - актёр он был первостатейный.

К обеду, когда весь день уже был сорван, приехала перевозка, и машину актёра отбуксировали в ремонтную мастерскую, где в течение получаса и исправили всё. Начальник санстанции рвал и метал. Он всё отлично понимал, но что он мог поделать?

На следующий день… К моменту открытия ворот и начала работы санстанции, лабораторий и отлова, перед воротами, прямо на дороге, расположился цыганский табор. Цыгане пели, плясали, гадали всем и требовали денег. Начальник санстанции рвал волосы на голове и плакал. А вот его работники были в восторге. Ещё бы, такое развлечение. Тем более, что пели цыгане отлично.

Ведь ими руководил высокий, пожилой цыган с окладистой и черной, как смоль, бородой. Вы, наверное, уже догадались? Режиссер именно того театра. Он не смог остаться в стороне, и всю ночь гонял, как “сидорову козу”, всю труппу. Обещая “четвертовать, повесить и утопить” сразу того, кто будет плохо играть. Такую тренировку и импровизацию он никак не мог пропустить.

К обеду, когда полиция уговорила цыган уехать, день для работы санстанции был потерян. А на следующее утро…

Прямо перед воротами этой организации проходила разрешённая демонстрация в поддержку действий властей города перед выборами. За подписью мэра. Он был хорошим знакомым режиссера. И полиция просто ничего не могла поделать. Потому как – разрешение от самого…

На четвёртый день Два стакана спокойно забрал Корги. Ему открыл клетку сам начальник санстанции.

Корги не могла стоять на лапах. Всё это время она вынуждена была лежать, и Два стакана прижал её к себе и заплакал, а она… Радовалась, улыбалась, облизывала его, и в её глазах светилось счастье.

Теперь актёр выводил её на поводке и, отпустив погулять во дворе, смотрел за ней, а после забирал домой. Но никогда там не оставлял одну. Он брал её на репетиции, и Корги в мгновение ока завоевала сердца прекрасной половины труппы. Они подкармливали её наперебой, чем страшно раздражали режиссёра.

Потому что Корги теперь сидела рядом с ним и внимательно следила за происходящим на сцене. Режиссер, заламывая руки и проклиная всех на свете, кричал диким голосом на актёров, обещая “убить, утопить и четвертовать” сразу эти бездарности… Он обращался к Корги, вопрошая:

- Нет, ты видела!? Ты видела, как играет этот мерзавец? Где правда жизни? Где?!
И Корги морщилась и осуждающе лаяла.

- Да в этой собаке… Да в этой собаке!!! - заводился ещё больше режиссер, - Актёрского мастерства и понимания больше, чем во всех вас!
Короче говоря, она стала частью труппы и ходила туда, как на работу...

*****
Умер Два стакана, как и хотел, на сцене. Во время репетиции – прогонки спектакля. Обширный инфаркт. И пока доехала скорая, сделать уже ничего было нельзя. Все говорили, что такая смерть даётся только самым лучшим актёрам…

Когда его похоронили, режиссер посадил Корги рядом с собой в партере.

- Нам надо поговорить, - сказал он.
Он задёрнул занавес, но забыл закрыть дверь. И начал громко объяснять Корги, что он думает о жизни, об актёрском мастерстве, о Мельпомене, а в конце сказал:

- Ты понимаешь... Понимаешь, какое дело. Нет у меня никого, кроме вот этих всех мерзавцев из труппы. И я люблю их всех, и театр люблю. А поэтому… Иди-ка ты ко мне жить. Ты давно стала своей среди нас. И актриса ты отличная. А я тебе роль подыщу. Будешь со мной ходить на репетиции.
Корги встала на задние лапы и лизнула лицо режиссёра, залитое слезами. И тут… Занавес раскрылся, а на сцене стояла вся труппа. Они аплодировали и кричали “Браво!”, а женщины почему-то плакали… Ох, уж мне эти актёры, честное слово!

С тех пор… Вы, наверное, думаете, что режиссёр перестал ругаться и кричать? Ничуть. Он точно так же орёт, заламывает руки и обещает всех утопить и четвертовать, но...

Почему-то на него больше никто не обижается, а женщины носят ему обеды. Режиссер сурово на них смотрит и кормит собачку по имени Корги, и пока она не наестся, никогда сам не приступает.

А представительницы прекрасной половины человечества почему-то смотрят на него восхищенными взглядами, за что он на них ругается. Потому как – “Это падение режиссерского авторитета, и нечего тут…”

Так он и объясняет собачке. И роль он для неё нашел. И орёт на неё точно так же, как и на всех остальных.

А она… Улыбается, и в её глазах светится счастье.

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Betti, alena1957, Джина -Джиночка, bastrikova, nepcuk

ОЛЕГ БОНДАРЕНКО, АВТОР ДАЮЩИЙ НАДЕЖДУ 15 окт 2022 11:47 #113587

  • Aliastra
  • Aliastra аватар
  • Не в сети
  • Moderator
  • Сообщений: 19095
  • Спасибо получено: 16166
Скамейка

Кошка смотрела им вслед тоскливым взглядом. За свою короткую жизнь она привыкла к сотням лиц. Они сменялись перед ней, как дни, недели и месяцы. Она уже и не верила в то, что окажется нужной кому-нибудь…
***********************************************************************************************************************

Черно-белая кошка, а может, бело-черная, была привязана к скамейке. Не в прямом, а в переносном смысле слова. Она родилась неподалёку, в кустах. В этом парке.

Тут же мама-кошка её и кормила, воспитывала и защищала. Пока не исчезла. Куда? Малышка так и не узнала никогда. Она добралась до скамейки, где сидели люди, а они, увидев симпатичного котёнка, покормили его. Тут она и осталась навсегда.

Скамейка стала её домом. Кошка верила, что люди обязательно придут сюда и погладят, поговорят с ней и покормят. Так и случалось. Иногда…

А иногда ее гнали, и тогда она убегала в кусты, находившиеся в нескольких метрах. Пряталась там, а когда обидчики уходили, она выходила и опять устраивалась на своей скамейке.

Постепенно к ней привыкли. Бездомные собаки и коты обходили её стороной. Нет, она так и не научилась себя защищать. Но уважение бездомного к тому, кому даже скамейка была домом, было велико. И её оставили в покое.

А иногда даже попадались сердобольные старушки или женщины, которые гладили её и разговаривали, и тогда черно-белая кошка преображалась. Она заглядывала им в глаза и пыталась понять. Что этот человек хочет? Может, он возьмёт её с собой. Согреет и накормит, но…

Все они вставали и уходили, а кошка смотрела им вслед и тяжело вздыхала, тихонько мяукая.

Так прошел год. Зимой и осенью она скрывалась от снега и холодного дождя в кустах, а летом и весной - под скамейкой от весеннего дождика и солнца. Она боялась отходить далеко. Во-первых, это был её дом. Во-вторых, каждую минутку мог прийти человек, который не только накормит и погладит её, но и возьмёт с собой.

А между тем, опять наступила осень. Красные и желтые тона стали преобладающими в листве и траве, а ветер… Ох, уж этот ветер! Он дул так пронзительно и был таким холодным…

Вот и сегодня - тучи морщились и собирались с самого утра, и, несмотря на выходной день, в парке почти никого не было.

Кошка, свернувшись в клубочек на своей скамейке, пыталась унять голодное урчание в животе. Рядом присела парочка. Высокая и очень красивая девушка с длинными каштановыми волосами и парень с очень приятным лицом и глазами… Кошка сразу заприметила его глаза. Они были особенные - большие и словно светящиеся.

Кошка тихонько мяукнула и осторожно подошла к нему.

- Ой, - сказала высокая красивая девушка, - кошка! А я давно хочу себе котёнка. Я очень люблю мейн-кунов. Правда, мы заведём такого, когда станем жить вместе?
Парень не смотрел в её сторону. Он, конечно, всё слышал, но гладил в этот момент кошку, которая мурлыкала, тёрлась об него и заглядывала в его глаза. Такие большие, глубокие и светлые, что их владелец просто не мог быть плохим человеком.

Парень достал из спортивной сумки длинный, вкусно пахнущий бутерброд и разделил его пополам. Одну половину он отдал своей спутнице, а из второй он достал несколько кусочков колбасы, копченого мяса, плавленый сырок и всё это разложил перед кошкой.

- Кушай, лапочка, - сказал он и погладил её.
Лапочка толкнула его руку головой снизу вверх и приступила к обеду. А девушка поморщилась:

- Ты что? Будешь теперь есть пустой хлеб? - спросила она спутника. - Ведь ты отдал этой кошке всё, что там было.
- Ничего, - ответил парень. - Пусть кушает. Я очень хорошо знаю, что значит быть голодным...
И они стали разговаривать о своём, не обращая внимания на кошку. Девушка хотела через несколько дней познакомить парня со своей семьёй. Это была очень важная встреча, и она объясняла ему, как необходимо себя вести, что и кому говорить...

Вскоре они встали и ушли. А напоследок парень погладил кошку, и та, потянувшись к нему, последний раз заглянула в его глаза и тихонько мяукнула. У него вдруг тревожно сжалось сердце, но девушка схватила его за руку и потянула прочь.

- Я же сказала тебе, - стала она объяснять, - я хочу мейн-куна.
Кошка смотрела им вслед тоскливым взглядом. Нет, она не обижалась. За свою короткую жизнь она привыкла к сотням лиц. Они сменялись перед ней, как дни, недели и месяцы. Она уже и не верила в то, что окажется нужной кому-нибудь.

Тяжело вздохнув, она последний раз посмотрела вслед паре, удалявшейся по аллее, окруженной деревьями с желтой и красной листвой.

Снова свернувшись клубочком, она заснула, но через полчаса её разбудил шум дождя, холодного и злого. Капли стучали по листьям, скамейке и асфальту. И она быстро намокла.

Соскочив со скамейки, кошка забилась под неё и прижалась к ножке в надежде, что там станет теплее и суше, но струи холодной воды проникали всюду. Впрочем дождь вскоре перестал. И зажглись ночные, желтые фонари.

Дрожа от холода, кошка забралась на скамейку надеясь, что свет от фонарей согреет её, как солнечный, но он не мог помочь. И она замерзала всё сильнее и сильнее. Мелкая дрожь перешла в крупную. Её трясло так, что щёлкали зубы.

Наверное, именно поэтому она не заметила, как парень сел рядом, прямо на мокрую скамейку.

- Я вернулся, - сказал он и поставил рядом с кошкой большую спортивную сумку, на дне которой было старенькое, махровое полотенце. - Залезай, - сказал он, - пойдёшь ко мне….
Но она не могла - её трясло так сильно, что лапы ходили ходуном по скамейке, и тогда он встал и, осторожно подняв мокрое, дрожащее и замёрзшее тельце, положил его в сумку на полотенце, а сверху накрыл ещё одним.

После этого парень накинул сумку на левое плечо и пошел. Он жил пока что один, в маленькой скромной квартирке на краю города. И вскоре должен был переехать к высокой красивой девушке с каштановыми, длинными волосами.

Он шел по аллее, и сердце его постепенно успокаивалось, ведь он бежал весь путь к скамейке. Бежал, не останавливаясь - он хотел успеть забрать эту кошку. Он тоже намок на осеннем дожде, но почему-то, ему было не холодно.

Наоборот, ему было хорошо. Может, потому, что в спортивной сумке, висевшей на левом плече, была она. И он был доволен тем, что решился.

И тут из сумки высунулась маленькая лапка, и он остановился под фонарями, освещавшими пустую осеннюю улицу. Он поставил сумку на землю и, сняв полотенце, погладил кошку. А она посмотрела на него вопрошающим взглядом, как бы спрашивая – Куда мы идём?

- Домой. Домой! - ответил он и вдруг вспомнил…
Как точно вот так же в детстве он убегал из дома, когда пьяный отец приходил после футбольного матча и лупил его ремнём за то, что его команда в очередной раз проиграла.

Он убегал на улицу и точно так же сидел на четвереньках под желтым светом фонарей и мечтал, чтобы кто-нибудь подошел, погладил его, поговорил и, может быть, забрал с собой в светлый, тёплый и приветливый дом, но… Этого не случилось.

Его левое веко задёргалось. Так происходило всегда, когда он вспоминал своё детство.

Через два дня высокая, красивая девушка заехала за ним, чтобы помочь завязать галстук, проверить, хорошо ли отглажена рубашка, и забрать, чтобы поехать на знакомство с родителями. Он как раз стоял перед зеркалом, когда она вошла. У неё были свои ключи.

Кошка, до того лежавшая на диване, вскочила и, потянувшись вперёд, радостно мяукнула. Ведь она была совершенно уверена, что у её такого хорошего человека и девушка должна быть точно такая же.

А девушка, войдя в квартирку, придирчивый взглядом окинула своего избранника и уже потянулась к его галстуку, чтобы поправить узел, когда её взгляд упал на диван, где лежала черно-белая кошка.

И тут её красивое, удивительно симметричное и приятное лицо исказилось. Она внезапно закричала:

- Зачем? Зачем ты принёс эту ободранку?! Я же ясно сказала тебе - я хочу мейн-куна! Как ты посмел это сделать?!!! Как ты посмел меня ослушаться?!!! Немедленно!!! Немедленно выброси эту блохастую тварь и никогда, слышишь? Никогда не смей мне перечить!!!
Её красивое до этого лицо приобрело ярко-красный цвет, слюна брызгала изо рта, а глаза стали огромными и наполненными яростью.

У парня вдруг опять задёргалось левое веко. Точно, как тогда, в детстве, когда пьяный отец шел к нему с ремнём в руках, а кошка…

Она забилась в самый угол дивана и, закрыв глаза, дрожала крупной дрожью. Ей казалось, что сейчас её убьют.

- Как ты посмел? Как ты посмел? Нищеброд!!!
Последнее слово девушка буквально выплюнула прямо в лицо парню, до сих пор так и стоявшему перед зеркалом.

И это последнее слово ударило его наотмашь. Он задохнулся, но... Его тик левого века вдруг прекратился, и, вместо того, чтобы послушно начать успокаивать её и выполнить требование, он улыбнулся и сказал:

- Точно. Я нищеброд. Ты не ошиблась.
И это разозлило её ещё больше:

- Ты нищеброд и неудачник!!! - завизжала она, и её лицо стало похоже на маску какого-то колдуна. - И зачем я с тобой связалась?!
- Точно, - повторил он. - Я и есть нищеброд и неудачник.
Он опять улыбнулся, снял теперь уже не нужный галстук и бросил его на диван.

- Я нищеброд и неудачник, - ещё раз повторил он. - И я тебе не нужен. Ты найдёшь гораздо лучше меня.
- И не сомневайся, убожество!!! вновь завизжала она.
И, развернувшись на каблуках, бросила на стол ключи от квартиры и вышла, оглушительно хлопнув напоследок дверью.

Кошка, забившаяся в угол дивана, вздрогнула и взвыла от страха. Парень спокойно подошел и сел рядом. Он поднял кошачье тельце и прижал к себе.

- Не бойся, Лапочка, - сказал он. - Не бойся. Я не дам тебя в обиду.
И кошка, открыв глаза, прижалась к нему, протянула переднюю лапку и погладила его по щеке. Он улыбался, и веко уже больше не дёргалось.

А на следующий день, когда он пришел с работы, Лапочка, сидевшая у окна и смотревшая на улицу, вдруг проскочила между его ног и бросилась к выходу из подъезда. Он помчался вслед за ней.

- Стой, Лапочка! Стой! - кричал он на всю улицу.
Мужчины и женщины, бывшие во дворе, оглядывались на него с удивлением. А Лапочка уже стояла в углу двора и держала что-то в зубах. Подбежав к ней, парень охнул от удивления - это был малюсенький серый котёнок. Он тихонько попискивал.

- И что прикажешь мне теперь делать? - спросил он у Лапочки.
Та не ответила. Она гордо шествовала по двору к своей квартире с котёнком в зубах, а позади шел молодой человек и пытался выяснить у кошки, что она на сей счет думает и как ему быть с котёнком. Весь двор смеялся.

А через полчаса в дверь маленькой квартирки кто-то позвонил. Это была соседка из пятого подъезда. Она улыбаясь смотрела на парня:

- Ну, показывайте, - сказала она. - Где приобретение вашей Лапочки? Давайте! Надо покормить его. Он ведь совсем маленький. А вы, судя по всему, не знаете, как это делать.
Он подвинулся, давая ей пройти. Лапочка лежала на диване, прижав к себе серого малыша и облизывала его, но увидев молодую женщину, почему-то спокойно отодвинулась и дала той взять малыша. И началось…

Они вместе с парнем купали котёнка, сушили, кормили из сосочки. А Лапочка совершенно спокойно сидела рядом и наблюдала за ними. Потом девушка пришла утром... И после работы… И так десять дней подряд…

А после осталась совсем, потому как, это же явное неудобство, ходить туда-сюда. Не правда ли, дамы и господа?

А Лапочка, эта хитрая кошка, облизывала своего котёнка и улыбалась. Ей было хорошо, ведь её человек был счастлив, а значит…

И она тоже.

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО
Администратор запретил публиковать записи гостям.

ОЛЕГ БОНДАРЕНКО, АВТОР ДАЮЩИЙ НАДЕЖДУ 19 окт 2022 19:19 #113652

  • Aliastra
  • Aliastra аватар
  • Не в сети
  • Moderator
  • Сообщений: 19095
  • Спасибо получено: 16166
Плывец

Присмотревшись, он совершенно ясно понял, что это маленький, серый котёнок. Он стоял на том берегу на маленьких обвалившихся мостках и кричал. Теперь Юра отчетливо слышал его писк…
*********************************************************************************************************************

Юра жил на реке. Такая себе, река, обычная. По весне большая, летом подсохшая. И рыба была, вернее, есть...

А, значит, он ходил на рыбалку. И с ним постоянная свита - два толстых и ленивых кота. Идти было недалеко - их домик стоял прямо на берегу. Красотища... Закаты там, шорох камыша и плеск воды. А иногда и туманы, стелившиеся по реке и берегам…

Но семья его увлечений не разделяла. Ни жена, ни восьмилетняя дочь. Им почему-то не нравилось сидеть на небольшом причале часами, уставившись на множество поплавков, удочек и спиннингов.

Зато ходили коты. И не из бескорыстной любви к искусству рыбной ловли. Совсем нет.

Коты очень меркантильные существа - они любили результаты рыбалки, и Юре приходилось им эти взятки давать. Потому как, иначе и поговорить было бы не с кем. И сидел бы он сам на своих мостках с утра до вечера. Или с вечера до утра…

А так - помощники постоянно заинтересованно наблюдали за поплавками и даже могли сообщить ему, когда клевало. Потому что Юра засыпал. Прямо, сидя на лавочке. Вот они его и будили.

А летом.речка пересыхала слегка. И Юре приходилось надевать длинные резиновые сапоги, чтобы заходить подальше. И дремать уже было очень проблематично.

Но коты и тут его поддерживали. Они взволнованно ходили по причалу и мяукали, требуя обычную дань. Юра огрызался и ругал их на чем свет стоит. Коты обиженно фыркали. Так и проходило время.

А на том берегу была старая, заброшенная дача. Очень давно заброшенная и заросшая плющом, виноградом, травой, кустарниками и мхом. Очень живописно выглядело. Особенно в лучах заката. И гости всегда просили перевезти их вечером на ту сторону и делали там на фоне старого дома селфи.

А в этот выходной никто не приехал, что Юру и обрадовало. Он наконец-то мог отдаться полностью своему любимому делу - бесконечному стоянию по колено в воде и взиранию на поплавки с неизвестным результатом.

А жена ему говорила… Она говорила ему, что, чем часами, как пугало, торчать в воде. Лучше сходил бы в магазин и купил рыбы. Что было бы и дешевле, и быстрее.

Но мужчину, если он считает себя рыбаком, уговорить невозможно. Поэтому, Юра и стоял в лучах заката и переругивался с двумя своими котами, которые периодически напоминали ему, что пришло время кормёжки рыбкой. Давно уже пришло…

Но тут Юра увидел что-то на той стороне реки, где дом заброшенный стоял. Присмотревшись, он совершенно ясно понял, что это маленький, серый котёнок. Он стоял на том берегу на маленьких обвалившихся мостках и кричал. Теперь Юра совершенно отчетливо слышал писк.


- Ах ты, Господи, - произнёс он. - И что же мне теперь делать?
Посмотрев на удочки, он стал соображать, как дотащить сюда лодку и поплыть за котёнком. И пока он раздумывал, серый котёнок вдруг прыгнул в воду!

Юра и два кота вскрикнули одновременно. Юра уронил удочки и схватился за голову. Коты заметались по причалу. Никто не знал, что делать. То ли бежать за лодкой, то ли снимать сапоги и плыть к котёнку.

Коты точно знали, что они в воду не пойдут. Они с ужасом смотрели на плывущего котенка.

И пока Юра размышлял над вариантами, утонуть могли бы уже десять человек, а не один маленький серый котёнок, но…

Он не утонул. Мало того, он, как собака, подплыл к человеку и вцепившись маленькими и острыми коготками в сапоги, пополз вверх, где Юра его и принял на руки.

После вытаскивания удочек котёнок был доставлен в дом к удовольствию жены и, особенно, восьмилетней дочки, которая и назвала его – Плывец. В связи с лёгким фефектом дикции. То есть дефектом фикции. Ну, вы поняли. Буквы она не все выговаривала. Ну, Плывец, так Плывец, согласились Юра с женой.

Котёнок оказался заправским пловцом. И когда Юра теперь шел на рыбалку, его сопровождало три кота. Два больших, важных и один маленький и подвижный, как крыса.

Почему, как крыса? Потому что, он плавал с удовольствием и всё время демонстрировал свои навыки, чем очень раздражал Юру и двух уважительных котов.

Но это мало его интересовало. Он был безобразник. И ему, вне всякого сомнения, влетало бы по первое число если бы не дочка, которая была его защитником, ведь он был её любимцем.

А в этот вечер один из крючков зацепился за корягу, и вытащить никак не получалось. Юра тяжело вздохнул и раздевшись, надел маску и трубку, после чего полез в воду. Естественно, Плывец прыгнул в воду вместе с ним.

Нырнув несколько раз, Юра-таки сумел отцепить крючок. Он появился на поверхности, и всё бы хорошо закончилось, если бы он не забыл, что у него во рту трубка, а в трубку набралась вода, которая и попала ему в горло.

Забулькав и захрипев, Юра несколько раз ударил руками по поверхности воды. Коты насторожились. А он, пару раз скрывшись под водой и вынырнув, исчез. И поверхность реки успокоилась…

И кончилось бы всё очень печально, если бы не Плывец. Когда коты уже смотрели на воду, выпучив от ужаса глаза, а ангелы отпевали рыбную Юрину душу, на мостках появилась Юрина жена, его брат и дочка, а за ними бежал Плывец.

Брат прыгнул в воду и через полминуты появился с Юрой…

По возвращении горе-рубака из больницы Плывцу было устроено чествование. Все родственники сидели вокруг стола и пили за здоровье Юры и его особенного кота Плывца. А тот сидел на коленях Юриной дочки и таскал из тарелок всё, до чего мог дотянуться.

Может, вы думаете, что после этого случая Плывец стал хорошим и послушным котом? Ничуть.

Он разбил все вазы и ободрал все занавески, но… Никто ему даже слова не сказал. Просто занавесок больше нет в этом доме. И ваз тоже нет. А цветы, которые Юра время от времени дарит жене и дочери, ставят в ведро.

Тем более, что всё равно Плывец вытащит их, обкусает и растащит по всему полу. И это очень веселит дочку, а значит, всё в полном порядке. Дети – это цветы жизни.

А может, и коты, тоже цветы...

А в общем, какая разница, кто тут цветок? Просто любите друг друга, и тогда…

Всё будет хорошо.

P.S. Юра на рыбалку больше не ходит. Жена не пускает. Они ходят выгуливать Плывца. А вернее, выкупывать. И Юра, тяжело вздыхая, смотрит на плывущего кота и вспоминает…

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО
Администратор запретил публиковать записи гостям.

ОЛЕГ БОНДАРЕНКО, АВТОР ДАЮЩИЙ НАДЕЖДУ 21 окт 2022 10:53 #113664

  • Aliastra
  • Aliastra аватар
  • Не в сети
  • Moderator
  • Сообщений: 19095
  • Спасибо получено: 16166
Троица

Я посмотрел вниз. Под моими ногами стояли коты и собаки. Они смотрели на меня множеством глаз, и в глазах этих была надежда. Я опустился на корточки и стал раздавать корм…

*************************************************************************************************************************
Три алкоголика - троица, которая всегда была вместе. Они вместе добывали деньги на выпивку и закуску, а ещё, троица очень быстро стала широко известной на местном рынке, где они, собственно говоря, работали и жили.

Там они помогали торговцам, а те расплачивались с ними. Кто деньгами, кто продуктами, а кто своим товаром. Короче говоря, им хватало. А жили они тут же, в небольшой хибарке сторожа и, по совместительству, выполняли его работу. То есть - не выполняли, но все были довольны, а на большом рынке это самое главное.

Один называл себя профессором философии и выглядел более чем странно. Высокий, худой, с продолговатым лицом, пронзительно голубыми глазами, длинными седоватыми волосами и бородкой.

Второй был бывшим доцентом кафедры английской литературы университета, был маленьким и круглым. А третий работал когда-то ведущим инженером в одном секретном заведении.

Что их привело на дно, не обсуждалось. Эта тема была – табу. Всё же остальное имело место быть. Выпив и закусив, они устраивали жаркие споры на философские и около литературные темы, поскольку вся троица была образована и начитана.

Политика, религия и повседневная жизнь - обсуждалось все. И вскоре, сперва пара торговцев, а потом и ещё пара, а потом и ещё, оставались после работы, приносили выпивку и закуску. Жарили шашлыки, колбаски, и начинались долгие споры, перераставшие в ночные посиделки. Жены были недовольны…

А я в то время работал на одном месте. Ничего особенного - куртки по сезону. Деньги не ахти какие, но на жизнь хватало. Иногда.

И жил я один, так что спешить было некуда, да и не к кому. Вот я и подвизался у этой троицы на посиделках. Частенько. И стал замечать странную вещь. Вот никогда, ну, абсолютно никогда не видел я профессора философии пьяным, мало того… От него не пахло спиртным. От него вообще не пахло так, как положено от бомжа.

И решился я приглядеться к нему, а приглядевшись, увидел такие вещи, которые меня очень удивили.

Например, он кормил всех собак, котов и крыс с птицами по всему рынку, а те слетались и сбегались к нему, будто, считали членом своей семьи. А устраивавшие драки коты-разбойники, стыдливо расходились при его появлении.

И стал я в свободное время, передав на несколько часов в день торговлю помощнику, ходить, как мне казалось, незаметно, за профессором, но…

Каково же было моё удивление, когда кругленький увалень, доцент от литературы, вдруг проявил необычную для его комплекции прыть и, изловив двух воров, заставил их вернуть украденное продавцам. После чего профессор провёл с ними беседу, и те смотрели на него во все глаза. Так что, вскоре воровство на нашем рынке прекратилось.

Инженер же, вносивший в наши посиделки и литературно-философские споры свежую струю, оказался специалистом на все руки. Он помогал женщинам совершенно бесплатно и быстро, торговки всего рынка были влюблены в него тайно и безнадёжно.

Как вы понимаете, дамы и господа, всё это меня очень удивило. Потому как, не совпадало с поступками обычных бомжей-алкоголиков. И решился я подойти поближе к профессору философии.

И вот однажды, набравшись смелости и купив килограмм куриных потрошков, приблизился к нему во время кормления котов и собак.

- Давно наблюдаешь, - усмехнулся профессор.
Он обернулся, и пронзительно голубые глаза насмешливо и вопросительно посмотрели на меня.

- Давно, - согласился я. - Всё никак не решался подойти. А сегодня вот, решился...
- Жалоба и слеза животного, тяжелые, - сказал философ.
И взяв из моих рук потрошки, стал раздавать их.

- Человеку надо просить прощения за свои грехи. И, всё равно, он не сможет просто и без хитростей и уловок попросить то, что хочет. Мысли скрытые важнее слов, произнесённых вслух, а они… Животные… Чистые. Светлые души. Каждая их жалоба будет услышана. Каждая их слеза ляжет тяжким грузом на обидевшего. И не отмолить это и не получить прощения…
- Ты вот, например, - и философ посмотрел на меня строгим взглядом, который, как мне показалось, пронзил меня до самых глубин. - Топил ведь котят, когда ваша кошка окотилась в очередной раз?.. Что? Скажешь, бывшая жена приказала? Не поможет. Она приказала, а ты сделал!
Я замер, пораженный его словами. И не мог ничего ответить.

- Иди, - сказал философ. - Иди и корми их. Искупай грехи свои. Потому как, никто, кроме тебя, ни попы, ни церковь, ни деньги... Иди!
И он дал мне в руки остатки потрошков.

Я посмотрел вниз. Под моими ногами стояли коты и собаки. Они смотрели на меня множеством глаз, и в глазах этих была надежда. Я опустился на корточки и стал раздавать корм. Они толкались и тёрлись об меня, и мне почему-то становилось легко и хорошо на душе.

Вдалеке, возле стены, маячило несколько крыс. Они стояли на задних лапках и махали передними, не решаясь подойти к компании котов и собак. Я поднялся и пошел к ним. Они с жадностью набросились на еду, а одна, поев, почему-то забралась ко мне на колени...

Вечерние посиделки со странной троицей вошли в норму. И теперь не странно было увидеть, как продавец мяса горячо спорит с покупателем о философских или литературных вопросах.

А нецензурщина сама собой ушла из наших разговоров, и мы научились искренно радоваться простым вещам… Таким, как общение и утреннее солнышко. А бездомные люди, просившие милостыню на нашем рынке, всегда уходили с полной рукой, продуктами в сумках и улыбкой на лице.

Рынок постепенно приобрёл другие черты. Тут стало чисто, аккуратно, исчезли крики и скандалы. Он стал пользоваться доброй славой, и ездить покупатели стали сюда чаще. Мы научились относиться по-человечески к другим людям, и они отвечали нам тем же.

Да и у меня работы прибавилось. Пришлось открыть вторую точку, торговля шла бойко, так что… Времени на разговоры со странным философом у меня уже не оставалось.

Но вечерами, когда всё затихало и вечерние лучи заходящего Солнца золотили крыши павильонов, мы неизменно собирались возле домика сторожа, пока...

Однажды утром вся троица исчезла. Не появились они и на второй, и на третий день. Мы искали их, объезжая рынок за рынком, больницу за больницей, но они как сквозь землю канули. А мы…

А что-же мы. Мы продолжали свою торговлю и свою жизнь, вот только, я больше никогда не забывал покормить бездомных животных. Да и не только я. Вскоре я познакомился с одной хорошей женщиной. Она, как оказалось, по совету философа тоже подкармливала хвостатых. Мы сошлись с ней и открыли магазин в центре города. И ушли с рынка, но…

Иногда, в конце недели, вечером, приезжаем туда, чтобы посидеть с остальными и поговорить. О философии, литературе и о странной троице алкоголиков-бомжей... От которых почему-то никогда не пахло спиртным.

И при свете звёзд, мне кажется иногда, что я вижу лицо философа. Он улыбается мне. И я киваю ему в ответ…

Я думаю, что ещё встречу их.

Не знаю когда. Но встречу.

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО
Администратор запретил публиковать записи гостям.

ОЛЕГ БОНДАРЕНКО, АВТОР ДАЮЩИЙ НАДЕЖДУ 21 окт 2022 16:39 #113666

  • Aliastra
  • Aliastra аватар
  • Не в сети
  • Moderator
  • Сообщений: 19095
  • Спасибо получено: 16166
Святой Асклепий

Бомж напрягся и уже собрался по-быстренькому ретироваться к воротам, но пёс и не смотрел на него. Он, как ракета, стартовал с места и бросился на кошечку, прижимавшуюся к ногам Асклепия…

Он жил в подвале заброшенного пятиэтажного дома. Потому что, летом в подвале прохладней, а осенью и зимой теплее, земля не так быстро остывает.

Тут-же, вместе с ним, обитали пять пар глаз. Две пары принадлежали маленьким рыжим собачкам, а три - двум котам и одной кошечке, ещё почти котенку. Игривой и ласковой. Она и ходила с ним на промысел, когда он собирал бутылки, металлолом и сдавал всё это в пункты приёма.

Он всегда уговаривал её остаться в их подвале, но она никогда не слушалась его. Поэтому, бомж взволнованно оглядывался и ждал, пока она догоняла его.

Он не воровал и не попрошайничал. Иногда работал на небольших частных хозяйствах, расположенных рядом, за еду и немного денег. На них он покупал корм и разные угощения для своих приживальцев, и себе перекусить и выпить.

Старушки, иногда просто так дававшие ему деньги и еду, почему-то называли его Святым Асклепием. Старушки были все с университетским образованием. Это был микрорайон, где жили пенсионеры из университетского городка.

Но когда их спрашивали о причинах такого названия, они обычно замолкали и, отвернувшись, уходили. Асклепий был тихим, мирным, не шумным и всегда как-то незаметно исчезал, когда замечал, что окружающим неприятно то, что он находится поблизости. Либо из-за запаха, либо из-за внешнего вида.

Зато улыбался Асклепий так… Что сердца старушек, да и некоторых женщин, вздрагивали и болезненно сжимались. Было что-то в его улыбке детское и совершенно беззащитное. Это, когда лицо улыбается совершенно открыто, а в глазах стоит печаль…

Питомцы, все, кроме кошечки-непоседы, ждали его дома. То есть, в подвале полуразрушенного дома.

Сегодня он подрабатывал на прополке огорода в одном частном доме. И уже всё закончил и уходил, взяв у хозяйки немного денег и пакет с едой, когда из дома вырвался большой пёс, которого она всегда закрывала в отдельной комнате до прихода гостей.

Характер у него был склочный и вздорный. Асклепий напрягся и уже собрался по-быстренькому ретироваться к воротам, но пёс и не смотрел на него. Он, как ракета, стартовал с места и бросился на кошечку, прижимавшуюся к ногам Асклепия.

Бомж успел подхватить свою малышку, но пёс всё же наступил ей на переднюю лапку своей огромной и мощной лапой. Кошечка вскрикнула и заплакала. Лапка безжизненно повисла.

Мужчина развернулся и побежал. Он бежал, не останавливаясь, и плач его любимицы подгонял его. Он сам не понимал, куда бежит, но Бог направил его ноги. Асклепий остановился перед большой вывеской:

“Ветеринарная клиника”

Он вошел внутрь. По обе стороны длинного широкого коридора, в дорогих креслах сидели очень хорошо одетые люди, державшие на коленях или возле ног своих питомцев. Бомж осмотрелся и опустился на колени.

- Бога ради, - сказал он, протягивая вперёд кошку, - Бога ради, пропустите меня. Ей лапку только что сломали…
Люди, увидев грязного, заросшего бомжа, от которого исходил отвратительный запах, не могли сдержать выражения. Отвращение было написано на их лицах, а слова сами собой срывались с их языков, но… Все они, отвернувшись от бомжа, стоявшего на коленях, не стали возражать, и он прошел в кабинет.

Женщина-врач, увидев более чем колоритную фигуру, изумилась и уже решила строго и грубо объяснить этому бомжу-попрошайке, что здесь не подают пьяницам, но тут она заметила маленькую кошечку и ее неестественно висящую лапку…

И профессиональная привычка взяла верх. Она взяла из его рук кошку и пошла к операционному столу. Асклепий стал в стороне так, чтобы его питомица могла его видеть.

Через час, когда всё было готово и пришло время отдавать котёнка и прощаться с бомжом, врач с сомнением посмотрела на грязного, плохо одетого человека и сказала:

- У меня престижная клиника. И я не могу отпустить вас в таком виде. Я не хочу, чтобы мои посетители увидели бомжа. Идите в ванную комнату. Примите душ и переоденьтесь. Там осталась одежда мужа. Он давно умер, но я всё никак не могу выбросить его вещи.
Асклепий отнекивался, но врач настояла на своём. И он пошел в ванную. А когда он, помывшись, побрившись и переодевшись, вышел… Она уронила телефон и охнув, опустилась на стул.

- Айзек... Господи! Неужели это ты?! - спросила она. - Что же случилось с тобой? Как это произошло?
Айзек был её первой любовью из университета. Они учились на факультете ветеринарии и должны были пожениться, но... Разошлись. Айзек влюбился в другую женщину.

Врач не относилась к тем женщинам, которые рады, когда с их бывшими случаются неприятности. Она не относилась к тем женщинам, которые говорят - “Так ему и надо”.

Она не испытывала радости он несчастий, свалившихся на голову другого человека, пусть даже когда-то причинившего ей страдания.

Возможно, годы работы с больными животными изменили её, а может, она и была всегда такой…

Врач спросила, где его можно найти, и Айзек, смущаясь, рассказал, что живёт в подвале заброшенного дома. Она ответила:

- Жди меня вечером.
И он, разумеется, не поверил ей. Разве нормальная женщина поедет в заброшенный дом, в подвал, чтобы вспоминать со своим бывшим женихом молодые годы?

И всё же, весь день был какой-то сам не свой. Вспоминал и улыбался, а пять пар глаз смотрели на него и удивлялись. Правда, свою любимицу он не спускал с колен.

Она приехала. Огромный, черный джип остановился возле заброшенного дома и из него вышла женщина с пакетами и маленьким раскладным столиком в руках. Айзек встретил её и помог принести всё вниз.

Он весь день убирал своё убогое жильё, насколько можно убрать подвал заброшенного дома, и от этого подвал не стал домом, но приобрел вид жилого помещения.

Она не обращала на это внимание и даже не морщилась от запаха. Они сидели на импровизированных стульчиках из ящиков, ели, пили и разговаривали. А кошка-малышка с перебинтованной лапкой смотрела на стол.

Айзек, когда гостья положила ему на тарелку гору мяса и свежесваренную гречневую кашу, стеснительно посмотрел на неё, взял все куски мяса и раздал своим питомцам, а кашу в пластиковой тарелке поставил на пол, где собачки немедленно её и слопали.

- Я всегда удивлялась, - сказала врач, - всегда не понимала... Почему они любят тебя больше всех? Даже немного завидовала. Ведь я лечила их, помогала им, ходила волонтёром в приют. И всё же… Они любили только тебя. А теперь я, кажется, начинаю понимать.
Айзек смущённо улыбнулся и стал есть. А пять пар глаз собрались вокруг него и с изумлением смотрели на странную, хорошо одетую и хорошо пахнущую женщину, сидевшую напротив их человека. Айзек рассказал.

Он рассказал, как после университета открыл большую клинику, и дела пошли очень хорошо, пока...

Однажды он обнаружил, что всё, что у него было, включая его жену, теперь принадлежит его компаньону. Он оказался на улице, а потом запил. Так и опустился. И, в конце концов, оказался здесь.

- Я всегда говорила тебе, - сказала врач, - что ты слишком доверчив и слишком увлекаешься работой, не обращая внимания на окружающих тебя людей.
Он улыбнулся и вздохнул, а когда вечер подходил к концу, всё было съедено, выпито, и пять пар глаз спали, наевшись от пуза, женщина, подойдя к своей большой и красивой машине, сказала Айзеку:

- Послушай. У меня большая, двухэтажная вилла. Я живу там одна, и возвращаться туда каждый вечер для меня мучение. Ты вполне мог бы пожить там. Я бесплатно выделю тебе несколько комнат. Помогу восстановить документы. Ты ведь был изумительным врачом-ветеринаром…
Асклепий улыбнулся. Да, да. Именно так - совершенно открыто, беззащитно, и у неё вдруг болезненно сжалось сердце. Она вспомнила молодость и ту его улыбку, против которой не смогла устоять. Вот только глаза... Глаза были другими. Они будто были с другого лица. Они смотрели печально.

Он откажется, вдруг поняла она, и у неё в душе оборвалось что-то.

- Да не могу я, - сказал он. - У меня, видишь, вон, сколько друзей. Не могу же я их бросить.
И она облегченно выдохнула.

- И всё? - засмеялась она.
- Ну, кому всё, а кому и достаточно, - возразил он.
- Дааа… - согласилась она. - Теперь я понимаю, почему влюбилась тогда в тебя. А ведь я никогда об этом не жалела. И теперь понимаю, что и не надо было жалеть. А ну-ка, буди свою ораву!
И она широко раскрыла задние двери джипа.

Вскоре они мчались по трассе. А пять пар глаз испуганно жались к Асклепию. И только маленькая серенькая кошечка перебралась на переднее сидение, а потом и на колени к женщине. Она её не боялась. Она знала - женщина хорошая.

Теперь они вместе работают в клинике. Только теперь клиник две. Женщина обслуживает богатых клиентов, а Айзек - всех остальных. Тех, у которых денег на лечение не хватает.

И старушки, те самые, которые назвали его Святым Асклепием, приходят к нему, чтобы опять принести денег и корм. Он отказывается, а они возмущаются:

- Какое такое право, - говорят они, - Какое такое право ты имеешь лишать нас удовольствия помочь? Тебе помогали? Помогали. Вот теперь будь любезен. И ты нам помогай. Мы тебе деньги и корм, а ты всё это раздай.
А напоследок они всегда подходят к нему и целуют в лоб. Они говорят:

- Благослови тебя Бог, сынок. Воистину – Святой Асклепий.
Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО
Администратор запретил публиковать записи гостям.

ОЛЕГ БОНДАРЕНКО, АВТОР ДАЮЩИЙ НАДЕЖДУ 24 окт 2022 11:16 #113706

  • Aliastra
  • Aliastra аватар
  • Не в сети
  • Moderator
  • Сообщений: 19095
  • Спасибо получено: 16166
Ирония судьбы или бутылка коньяка

Вечером они должны были уйти. Но она оборудовала им за магазином большую деревянную коробку. И там они переживали дождь, ночь и страх, прижавшись друг к другу…
*********************************************************************************************************************

Они были домашними котами. Когда-то. Пока хозяева не решили переехать в другую страну и не выставили их на улицу…

Серый кот и такая же серенькая кошечка. И, вне всякого сомнения, они погибли бы, если бы не прибились к магазину элитного алкоголя, где работала уборщицей баба Котя. Так её все называли, потому что любила котов и кормила всех, насколько хватало её скудной зарплаты.

Бабе Коте было слегка за сорок, но, из-за чистой, но старой мешковатой одежды, отсутствия косметики и проступающей седины, она выглядела на все шестьдесят. Ну баба - так баба. Она не обижалась.

Характер у неё был лёгкий, общительный, а сердце мягким и отзывчивым. Вот она и приветила двух бездомышей, которые жались друг к другу возле входа в магазин. Была поздняя осень, они дрожали от холода и мелкого промозглого дождя.

Баба Котя запустила их в подсобку, находившуюся у самого входа в большой, роскошный зал, где сновали продавщицы и менеджер. Они показывали хорошо одетым покупателям дорогущие бутылки с напитками и объясняли, откуда, чьё производство, сколько лет выдержки…

Бабу Котю менеджер магазина уже трижды предупреждал, что нахождение котов в их магазине невозможно. Это портит внешний вид и может отпугнуть покупателей. И если ещё раз, то... Он её уволит!

Но баба Котя не могла отказать этим жалобным глазам, ожидающим её всю ночь до утра, чтобы поесть и погреться, поэтому она ждала, пока менеджер отвернётся на очередного богача, и... Пропускала парочку в подсобку, где они укладывались на тёплую подкладку на полу за вениками, швабрами и вёдрами.

Баба Котя ставила им водичку, еду и уходила работать, а вечером они должны были уйти. Но она оборудовала им за магазином большую деревянную коробку. И там они переживали дождь, ночь и страх, прижавшись друг к другу.

Перед входом в магазин остановился огромный и тяжелый автомобиль, высотой почти в человеческий рост. Менеджер выскочил и, яростно улыбаясь и кланяясь, пожал руку высокому, седому человеку в дорогом, черном костюме.

Менеджер держал над ним зонтик.

- Как всегда? - спросил он.
- Как всегда, - ответил высокий, седой человек.
Он прошел в зал, где немедленно ему было предоставлено кресло и чашка горячего, ароматного кофе.

Баба Котя втянула этот изумительный запах, и на секунду у неё закружилась голова. Так захотелось такую чашечку горячего, ароматного напитка, но…

Надо было работать и она продолжила старательно мыть коридор, где было полно грязных следов после дождя. Вскоре высокий человек шел в сторону машины, а за ним семенил менеджер, держа в руках ящик с самым дорогим коньяком.

Каждая бутылка стоила ровно в три раза больше, чем баба Котя получала за месяц. Двенадцать бутылок – это ровно три года работы уборщицы…

И тут она с ужасом заметила, что под ногами сидит парочка её любимцев. Серые кот и кошка вышли через неплотно закрытую дверь! Они во все глаза смотрели на высокого седого человека в черном костюме. Их взгляды встретились, и на секунду…

На какую-то мимолётную секунду бабе Коте показалось, что его лицо, будто вырубленное из гранита, смягчилось, а глаза, голубые и острые, как ножи, потеплели…

Но тут вперёд выскочил менеджер с ящиком в руках и заголосил:

- Сколько раз говорить тебе? Нельзя держать котов в магазине!
Он обернулся к высокому седому человеку и заискивающим голосом сказал:

- Не извольте беспокоиться. Сейчас мы этих блохастых выгоним, а её уволим…
И тут баба Котя увидела, как лицо высокого человека вновь стало каменным, а голубые глаза сверкнули металлом. Он подошел к менеджеру и вырвал из его рук ящик с дорогим коньяком. Потом, размахнувшись, перебросил одним рывком его через капот своего джипа.

Пролетев несколько метров, ящик ударился о бетонный столб. Бутылки внутри жалобно звякнули и пролили коньячные потоки в лужу, образовавшуюся после дождя. После чего ящик упал…

Ну вот, очередной каприз очередного миллионера, подумала баба Котя. Она тяжело вздохнула, а менеджер стоял белый, как мел. Его губы дрожали.

Коты, сидевшие возле ног бабы Коти, с ужасом смотрели на буйного мужчину. А в зале наступила мёртвая тишина.

Высокий седой мужчина подошел очень близко к бабе Коте и, присев на корточки, погладил кота и кошку.

- Не бойтесь, малыши, - сказал он. - Поедете со мной.
И он, подойдя к своей машине, распахнул заднюю дверцу, после чего сделал широкий приглашающий жест правой рукой.

Первой пошла серая кошечка. И, запрыгнув на сидение, призывно мяукнула своему коту. Тот, посмотрев сперва на бабу Котю, побежал вслед за кошкой. Мужчина захлопнул дверь и сел на водительское место. Он сидел и писал что-то на клочке бумаги. Потом опустил стекло и поманил бабу Котю.

- Вот, возьмите, - сказал он. - Позвоните мне завтра.
Менеджер не решился уволить бабу Котю. И назавтра, после работы, она позвонила по оставленному телефону. Знакомый уже голос сказал:

- Оставайтесь на месте. Сейчас за вами приедут.
Через час баба Котя стояла в просторном кабинете, заставленном очень хорошей деревянной мебелью. За большим столом сидел вчерашний седой мужчина. Он предложил бабе Коте работу - ему нужно было навести порядок в компьютерной отчетности на двух огромных складах, расположенных рядом.

- Воруют, - вздохнул мужчина, - а я поймать не могу. И хранят у меня бесплатно всё, что попало, а кроме того... - и он опять вздохнул, - Я очень опасаюсь, что хранят у меня запрещённые вещества и оружие. Мне только этого не хватало.
Если сможете сделать это за пару месяцев, то получите отличную премию, а для начала… Устроит вас тысяча долларов в месяц?

Баба Котя задохнулась от такой суммы. Она хотела что-то сказать, но мужчина спокойно продолжал:.

- Поверьте, для меня это не деньги. Если вы наведете там порядок, что никому до этого не удавалось, то... Будет больше.
Он вытащил из кармана пачку долларов и протянул бабе Коте.

- И оденьтесь. Парикмахер там, косметолог… Ну, всё как полагается.
Потом достал из кармана телефон и, включив на нём видео, показал бабе Коте, как там два ухоженных кота лежали на большом диване перед камином и смотрели телевизор.

- Мне в детстве запрещали родители, - вдруг улыбнулся седой мужчина, - а так хотелось. Потом университет, армия, бизнес. Всё как-то времени не было, а вчера… Вот, случилось. Вспомнил всё. Спасибо вам!
И он, поднявшись, улыбнулся и пожал руку бабе Коте.

Впрочем, через неделю никто уже не узнал бы её. Это была красивая, ухоженная женщина средних лет. И мужики, работавшие на складе, и поставщики, привозившие и забиравшие товар, облизывались.

А ещё через неделю баба Котя зашла в кабинет к начальнику и положила на его большой деревянный стол отчёт.

Высокий, седой мужчина посмотрел на неё. Потом взял в руки бумаги и стал их внимательно изучать, а когда отложил в сторону, его лицо выглядело довольным и удивлённым.

- Как вам это удалось? - спросил он. - Я на такое даже рассчитывать не мог. И всего за две недели!
- Так я ведь бывший бухгалтер, - ответила баба Котя. - Никаких проблем. Всё нашла.
Мужчина вытащил из стола плотную пачку денег и протянул бабе Коте.

- Нет, нет, - сказала та. - Вы же мне уже дали.
- Не помню, - ответил он. - Ничего не помню. Память у меня слабая стала. Вот вы раз в пару месяцев и доставляйте мне такой отчет.
Баба Котя теперь переехала в другую квартиру. Пока в чужую. А через полгода...

К магазину элитного алкоголя подъехала не новая, но хорошая машина ярко-красного цвета. Из неё вышла женщина в красных высоких сапогах и деловом костюме. Она прошла в зал.

- Мне нужна бутылка самого дорогого коньяка, - сказала она.
И менеджер, услышав слова “самого дорогого”, закрутился на месте, как юла. Через минуту он стоял возле женщины, одетой во всё красное.

- Для вас, самое лучшее, - сказал он и протянул ей большой букет красных роз и бутылку в упаковке.
Он поднял глаза, и тут его лицо приобрело сперва ярко красный цвет, а потом - белый.

- Баба Котя… - прохрипел он.
Букет вместе с бутылкой выскользнул из его рук. Женщина улыбнулась и ответила:

- Вообще-то - Зинаида Петровна.
Продавец поднял упавший букет и бутылку коньяка. Оттолкнув в сторону менеджера, так и стоявшего с широко открытым ртом, он вручил всё это Зинаиде Петровне и проводил её к выходу из магазина.

Она сделала шаг за порог, и её охватил промозглый холодный ветер, наполненный каплями дождя.

- Мяааааууу… - услышала она и наклонила голову.
Там, где раньше сидели её знакомые кот и кошка, теперь сидел и дрожал малюсенький серый котёнок.

Женщина присела на корточки и положила в лужу большой букет роз и бутылку коньяка. Она протянула правую руку и подняла котёнка.

- Пойдём, - сказала она малышу.
Тот прижался к ней, тихонько мяукнул и перестал дрожать.

- Домой… - закончила она фразу.
Красная машина отъехала от магазина и, разбрызгивая воду из луж, помчалась по направлению к их дому.

А розы плыли и плыли по бурным потокам, и менеджер всё стоял у выхода и смотрел вслед удалявшемуся авто…

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО
Администратор запретил публиковать записи гостям.

ОЛЕГ БОНДАРЕНКО, АВТОР ДАЮЩИЙ НАДЕЖДУ 01 нояб 2022 10:49 #113809

  • Aliastra
  • Aliastra аватар
  • Не в сети
  • Moderator
  • Сообщений: 19095
  • Спасибо получено: 16166
Гадкий мальчишка

На его руках сидел маленький серый котёнок, а у ног его беспокойно вилась и мяукала серая кошка. Врач подошел к мальчику и отдал ему малыша, а мама-кошка вдруг, мяукнув, потёрлась о его ноги и спокойно села…
**************************************************************************************************************************

Гадкий-прегадкий! Такой, который дёргает девочек за косички, устраивает драки на переменах и прогуливает уроки. Короче говоря – лоботряс и хулиган. И родители его, папа и мама, почти каждую неделю были в школе. То у одного учителя, то у другого, а то и у завуча.

И только учитель физики подошел однажды к его отцу и, отведя того в сторонку, сказал:

- Вы бы ему репетитора по физике взяли.
А отец возмущённо ответил:

- Да мне надо ему по всем предметам репетиторов брать! Тут дело уже не в деньгах. Он же по всем отстаёт.
А учитель физики, внимательно посмотрев на него, возразил:

- Вы не поняли меня. Он чрезвычайно талантливый мальчик. И ему просто скучно слушать то, что я преподаю. Пусть ему расскажут о серьёзных вещах.
И ушел. Озадаченный папа смотрел ему вслед и пытался переварить то, что услышал, а на завтра…

Гадкий мальчишка опять прогулял последний урок. Он, как всегда, сбежал на озеро. Большое, недалеко от школы. Он садился на берег и слушал... И смотрел... На воду, камыши, деревья на том берегу. На птиц, которые пели ему свои песни. И ему было хорошо…

А потом он пошел домой. Их домик был неподалёку. Он стоял на большой дороге, проходящей и мимо школы. А сзади была старая, забытая грунтовка, по которой давно уже почти никто не ездил.

И что его занесло туда в этот вечер? Не знаю. Но будто толкнуло в спину. И он, сам не понимая, пошел туда, за дом, на грунтовую дорогу, и услышал еле различимый в шелесте травы плач...

Он поправил ранец и побежал на голос. Большая собака лежала на обочине. Так, что её почти не было видно. И плакала. Её сбила машина. Сбила и уехала.

Гадкий мальчик бросился к псу, и тот, подняв свою большую голову, посмотрел на него и застонал. Гадкий мальчишка увидел слёзы на собачьих глазах и понял, что не сможет уйти. Он снял ранец, сел рядом с большой собакой и положил себе на колени её голову.

Потом достал несъеденный обед и накормил её.

- Не бойся, - сказал он псу. - Я никуда не уйду. А папа и мама пойдут меня искать и обязательно нас найдут. Знаешь, какие они хорошие у меня. Они меня очень любят и тебя полюбят. Вот увидишь… - уговаривал он пса.
И тому казалось, что раны меньше болят. Он смотрел на мальчика, и в его глазах загоралась вера и надежда. И боль отступила, но…

Наступал вечер. Поздний. И уже прошло много часов с той поры, когда гадкий мальчишка должен был вернуться домой. Было холодно. Поздняя осень.

И мальчик снял с себя курточку и накрыл пса. Он постарался как можно больше потянуть на себя тяжелое тело собаки, чтобы согреть её. Настолько, насколько это позволяли силы десятилетнего ребёнка.

А ночь уже вступала в свои права, и холод охватывал гадкого мальчишку, заставляя дрожать мелкой дрожью.

Чтобы согреться, а может, просто чтобы не думать о холоде и страхе, он решил считать звёзды. Он поднял голову… и ахнул. Над ним расстилался бесконечный небосвод, полный неисчислимыми мириадами мерцающих звёзд.

Гадкий мальчишка задохнулся на секунду. Ему показалось, что это бесконечное, бездонное небо не вверху… Что оно вокруг! Справа, слева и внизу. И эти звёзды мигают не просто так. Они подмигивают ему…

И он вдохнул. Глубоко, так, будто он тоже был это небо и звёзды. Звёзды вдруг наполнили его, и ему стало тепло, а Луна оказалась так близко, что он отчётливо видел на ней строгое лицо с обеспокоенными глазами.

- Не волнуйся, - успокоил он Луну. - Я не уйду. Никуда не уйду. Я останусь с ним.
И Луна кивнула ему. Гадкий мальчишка прижал к себе собачью голову и стал рассказывать псу о своей жизни…

Их нашли утром. Двести человек спасателей, прочесывающих всю ночь лес и поле в округе. И ещё пятьдесят полицейских. И два вертолёта. И никому не пришло в голову заглянуть за дом на грунтовую дорогу. На обочину...

На них наткнулся сторож, возвращавшийся домой из школы после ночного дежурства. И вызвал полицию.

Счастье папы и мамы нельзя описать. И нельзя описать упрямство гадкого мальчишки, который отказался ехать в больницу, пока они не отвезут его собаку в лечебницу.

Так они и ехали в скорой помощи - гадкий мальчишка и пёс, прижимающийся к нему и смотрящий в детские глаза с верой, надеждой и любовью. А когда мальчик убедился, что с собакой всё будет хорошо, он согласился уехать в больницу с папой и мамой.

Полицейские вздохнули и разъехались. Но ненадолго. Потому что, когда мама и папа отошли, чтобы подписать бумаги и, поблагодарив шерифа и спасателей, отпустить их, наконец-то, домой...

Гадкий мальчишка осторожно, чтобы никто не видел, соскользнул с больничной кровати и побежал! Он бежал к нему, к своему псу. Потому что, тому было страшно и одиноко. У него не было никого, кроме него, гадкого мальчишки…

И водитель такси, затормозивший возле десятилетнего мальца, целых пять минут слушал объяснения ребёнка, стоявшего на дороге в больничной одежде, а потом... Посадил его на переднее сидение и так рванул с места, что взвизгнули колёса, и из-под них повалил черный дым.

И у врача-ветеринара выпали из рук какие-то склянки и инструменты, когда он увидел эту парочку - взволнованного мужика и маленького мальчика в больничном халате.

- Вот какое дело... - начал объяснение водитель, но гадкий мальчишка...
Вырвал свою ладонь из его руки и бросился к своей собаке, которая радостно взвизгнула. Она была оставлена при клинике на неделю.

- О!... - сказал ветеринар и посмотрел на водителя.
Тот развёл руками и ответил:

- А как иначе?...
Он вышел из кабинета и набрал номер полиции, и через десять минут…

Полицейские машины, сигналя вовсю, затормозили возле ветклиники. А за ними остановился минибус со спасателями. Мама, папа, шериф и ещё приблизительно двадцать человек набилось в маленький врачебный кабинет.

Они не кричали. Они не ругались. Они стояли и молча смотрели на гадкого мальчишку, обнимавшего пса.

- Настоящий!!!... - сказал шериф и, подняв кулак, сжал его так, что хрустнули костяшки пальцев и побелел кулак.
- Ну, как? Ну, как? - спросил он вдруг с тоской папу гадкого мальчишки. - Ну как вы смогли воспитать такого ЧЕЛОВЕКА? А вот у нас не получается с женой.
Папа улыбнулся. И мама улыбнулась. И тогда шериф шепотом добавил:

- Но вы уж недельку подержите его дома. Ладно?
И папа засмеялся.

Гадкий мальчишка уже уходил, уверенный врачом, что максимум через неделю он сможет забрать своего пса, когда глаза ветеринара вдруг просветлели.

- А я ведь тебя так не отпущу, - сказал он.
И гадкий мальчишка обернулся, а также обернулись его папа, мама и шериф, который подумал, не арестовать ли ветеринара и - на недельку в камеру, но…

Тот уже исчез в подсобке, а когда он вышел, на его руках сидел маленький серый котёнок, а у ног его беспокойно вилась и мяукала серая кошка. Врач подошел к мальчику и отдал ему малыша, а мама-кошка вдруг, мяукнув, потёрлась о ноги гадкого мальчишки и спокойно села.

- Разрешение получено, - сказал врач. - Идите домой. Я вам позвоню.
И они наконец-то ушли. Был уже поздний вечер, когда папа, мама и гадкий мальчишка с котёнком на руках вошли в свой дом. Они поужинали, покормили серого малыша и легли.

Мальчик спал в своей кровати, прижимая к себе мурлыкавшее счастье, и ему снилось... Бесконечное небо, полное звёзд, и его пёс, который летел к нему, а Луна...

Луна была так близко, и строгое лицо на ней улыбалось.

Вот и вся история о Гадком мальчишке.

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: alena1957, Джина -Джиночка, bastrikova, nepcuk

ОЛЕГ БОНДАРЕНКО, АВТОР ДАЮЩИЙ НАДЕЖДУ 07 нояб 2022 14:19 #113911

  • Aliastra
  • Aliastra аватар
  • Не в сети
  • Moderator
  • Сообщений: 19095
  • Спасибо получено: 16166
Вечный спор

Но тут за дверьми салуна раздалось кошачье подвывание. Там явно пара кошек ссорились из-за большой рыбы. Подвывание перешло в рычание, визг и звук драки…

**************************************************************************************************************************

Они сидели в баре, переделанном из здания старинного салуна. Бармен, который одновременно являлся хозяином, когда-то выкупил его у города за гроши, поскольку, строение было ветхое, а желающих восстанавливать его не было. Да и у города денег на это не предвиделось.

Он продал свою квартиру в центре Лос-Анжелеса и, переехав сюда вместе с женой, восстановил старое место встреч ковбоев за стаканчиком виски. Идея была проста.

Барная стойка есть, небольшая сцена для выступлений присутствует. Всё из дерева и пахнет соответственно. Поэтому, он приделал длинный деревянный ангар и наполнил его столами, скамейками и стульями, выпиленными из цельных стволов. Стол – половина ствола длиной метра в два. И соответствующие скамейки. Получилось очень хорошо, вот только…

Кто теперь будет ходить сюда? Так, иногда заходили любители старины и деревянных построек. Пахло тут дивно - старым и новым деревом, крепкими напитками, пивом и приключениями дикого Запада.

Но посетителей было немного. Да и исполнители не очень жаловали это место. Ну что делать здесь стендаперу или известной группе, тем более, что денег у хозяина не водилось, а зрителей было немного.

Вот в таком баре и сидели два человека. Недалеко от сцены.

Один - высокий, слегка сгорбленный и одетый во всё черное, с черной, длинной шевелюрой, вытянутым лицом, орлиным носом и черной же бородой клинышком. Острый, как нож, нос дополняли выразительные, огромные, черные глаза с черными зрачками, в которых время от времени вспыхивали огоньки.

Напротив - полная противоположность. Тоже высокий мужчина с открытым светлым лицом, голубыми глазами, копной пшеничных всклокоченных волос и квадратной саженью в плечах. Лицо его было совершенно спокойно. В отличие от всё время нервно подергивающейся физиономии собеседника.

Они сидели напротив, по разные стороны стола, и смотрели друг на друга. Черный человек пил густой пахучий пунш и время от времени покусывал солёные орешки. Голубоглазый потягивал имбирное пиво со вкусом вишни.

- Они думают…- кивнул человек в черном костюме на бармена. - Они думают, - повторил он, - что их создали, чтобы они, видите ли, развивались.

И он скривил свои тонкие, как черточки на лице, губы.

- Они мнят себя вершиной цивилизации и предполагают, что развиваются. И наверное, гордятся тем, как далеко зашли в своём прогрессе. А на самом деле…

На самом деле, только научились убивать друг друга более сложными способами и в большем количестве. А души их не стоят и ломаной копейки! И, ей богу…

Ей богу, - повторил он. - Если бы они в конце концов не научились делать такие приятные забегаловки, то пришлось бы стереть к такой-то матери весь этот сброд, возомнивший о себе невесть что.

Им и в голову прийти не может, что единственное, чего от них ожидали, это именно такие места, куда мы можем время от времени спуститься и развеяться.

А то - прогресс… - усмехнулся он. - Им кажется, что они далеко ушли от неандертальцев. Интересно, почему?

И тут двери бара, которые были ещё старыми, как от салуна, распахнулись в обе стороны, и в зал ввалилась компания из четырех явно подвыпивших мужчин.

На ломанном английском они подозвали бармена и заказали четыре бокала светлого пива. Распорядились подать им всем пустые тарелки. При этом они вытащили из спортивной сумки огромную вяленую рыбу. Лещ.

Зал мгновенно наполнился таким резким запахом, что мужчина с черными волосами поморщился, и его нервное подвижное лицо выказало отвращение, презрение и ненависть одновременно.

- Ну?! - спросил он человека со светлой копной волос. - Что я говорил? Чем эта четверка отличается от неандертальцев, чем?!

- Ну… - начал ответ светловолосый.

- Нет!!! - вскрикнул черноволосый. - Не отвечай! Ничем, хотя… Конечно отличаются. Те такими свиньями не были.

А бармен уже стоял возле стола с пьяными посетителями и огромной разлегшейся на столе вяленой рыбой.

- Господа, господа, - уговаривал он кричавшую компанию. - У меня только одна моечная машина. Я не смогу помыть ваши бокалы. Потому что, тогда будут пахнуть рыбой все остальные. Пожалуйста… Ну, пожалуйста. Уберите её. Я вам сейчас принесу солёные орешки и палочки.

Компания дружно заржала. И от этого смеха лицо черноволосого человека дёрнулось и перекосилось, как от физической боли. Один из мужиков привстал и, вытащив из кармана сто долларов, засунул в карман передника бармена-хозяина.

- Иди отсюда, - сказал он. - Это тебе за труды. И не смей нам мешать. Будешь приносить столько бокалов, сколько нам понадобится!

И они все опять заржали. Бармен, тяжело вздохнув и понурив голову, пошел за стойку.

Светловолосый человек укоризненно посмотрел на веселящуюся четвёрку, а потом на своего напарника.

- Они сами не понимают, что творят, - сказал он ему. - Но в душе… они хорошие.

Черноволосый усмехнулся, его тонкие губы скривились.

- Да, да, - ответил он. - Куда уж лучше? Эти душонки…

Он хотел что-то добавить, но передумал.

На среднем пальце левой руки черноволосого мужчины было большое кольцо с необычным камнем. Кроваво-красным. Выпуклым. Словно маленький мячик, обрамлённый червленым серебром. Камень переливался разными оттенками красного, хотя не имел граней, и от этого, казалось, что он светится изнутри.

Черноволосый повернул кольцо камнем вниз и, слегка приподняв ладонь, опустил её и стукнул кольцом о деревянный стол…

Вдруг внутри бара-салуна пронёсся легкий ветерок, и будто серебряный колокольчик прозвенел. Подвыпившая компания не обратила, разумеется, на это внимания, и напрасно…

Из-под огромного леща, прямо по столу ко всем четверым побежали тараканы! Сперва один, потом десять, а потом… Масса! Огромные, рыжие, с длинными усами.

Мужики вскочили и отчаянно закричали, протрезвев в мгновение ока. Но на этом не закончилось. Прямо из недр большой рыбы, как взрыв, вылетело облако навозных мух, которые с противным жужжанием облепили руки, лица и шеи всех четверых.

Они, падая, отмахиваясь и вереща от страха и отвращения, выбежали в двери, и вскоре огромный черный джип, дёрнувшись, взревел и понёсся по направлению к шоссе.

Бармен стоял за барной стойкой, онемев. Он видел, как четыре пьяницы, вдруг, ни с того ни с сего, стали отчаянно кричать. Затем вскочили и, замахав руками, попадали. А потом, кто на четвереньках, а кто полусогнувшись и смахивая что-то с лица, бросились к выходу.

Немного погодя он подошел к их столу и стал убирать. Бокалы он выбросил в мусорное ведро, а большую рыбу, осторожно взяв за края руками в резиновых перчатках, вынес из бара.

- Ну? - спросил черноволосый голубоглазого. - Как тебе этот прогресс? Не пора ли прекратить этот странный эксперимент? Хотя…

Куда мы с тобой тогда будем ходить, чтобы приятно посидеть и пообщаться? Это место мне нравилось ещё со времён салунных.

Помнишь, какие здесь славные попойки были? А перестрелки, а девочки, а пианист? Как славно он играл!

Светловолосый улыбнулся.

- Конечно, помню, - ответил он. - И двухсот лет не прошло. Разве забудешь такое? Ну, вот, видишь? А ты вечно недоволен чем-то. Научился бы радоваться…

Но тут за дверьми салуна раздалось кошачье подвывание. Там явно пара кошек ссорились из-за большой рыбы. Подвывание перешло в рычание, визг и звук драки.

Лицо черноволосого опять стало подёргиваться.

-Терпеть не могу котов! - сказал он голубоглазому.

На пороге салуна-бара появилась парочка кошек. Они сели, а потом, осторожно принюхиваясь и облизываясь, медленно направились к барной стойке.

- Это ещё что такое? - возмутился черноволосый.

Бармен, заметив кошек и недовольство двух единственных посетителей его заведения, тяжело вздохнул и поднял глаза к потолку.

- Нет там никого, - прокомментировал его движение черноволосый.

Бармен снова вздохнул и строго посмотрел на двух кошек, но тут его лицо разгладилось и просветлело.

- Ну конечно! - воскликнул он. - Они же пить хотят после рыбы. Как же я не сообразил?

И он, стукнув себя правой ладонью по лбу, схватил небольшую пластмассовую ёмкость и, наполнив её водой, побежал к выходу из бара. Кошки, мяукая, пошли за ним.

- Ну? - спросил светловолосый, - Что на это скажешь?

Черноглазый нахмурился:

- Ничего хорошего не скажу. Антисанитария!

- О, Господи, - вздохнул светловолосый и поднял вверх свои небесно-голубые глаза.

- Нет там никого, - заметил второй раз черноволосый.

Бармен вернулся. И, проходя мимо их стола, был остановлен высоким мужчиной в черном костюме.

- Это вы что же? Кошек в бар запускаете? - строго спросил он бармена. - Разве можно? Они же грязные, блохастые, а мы тут кушаем… Нехорошо.

Бармен покраснел и склонил голову.

- Они не грязные, - сказал он. - И блох у них нет. Я их купаю и регулярно к врачу вожу.

- О как! - заметил светловолосый и голубоглазый мужчина.

А черноглазый нахмурился ещё сильнее. Казалось, вокруг его головы закружили грозовые тучи.

- Ты что же? - настаивал он. - Кормишь этих тварей при баре? Там, почти, где и нас?!

Бармен покраснел ещё больше.

- Кормлю, - сказал он. - Они же голодные… Кушать хотят, - объяснил он черноволосому мужчине. - Что же они, не люди, что ли?

- О как! - повторно заметил светловолосый и голубоглазый.

А черноглазый… Его глаза стали метать молнии от возмущения.

Бармен тяжело вздохнул, понимая, что сейчас уйдут и эти единственные посетители. Он развернулся и, тяжело шаркая ногами, пошел к стойке.

- А ну-ка! - вскрикнул черноволосый. - Иди сюда.

И бармен вернулся.

Черные пронзительные глаза черноволосого человека сверлили его.

- Повтори, что ты сказал о них? - грозно велел мужчина с орлиным носом.

- Я говорю... Они тоже люди! - повторил обречённо бармен. - Кушать они хотят.

Черноволосый несколько секунд смотрел не него, а потом повернул своё кольцо камнем вниз и приподнял ладонь.

- Нет!… - вскрикнул мужчина с голубыми глазами, но…

Ладонь уже упала на стол. По залу пронёсся ветерок и звук колокольчика.

Бармен застыл на месте, а потом в его кармане зазвонил телефон. Он ожил и, достав его правой рукой, приложил к уху.

Через несколько секунд глаза его расширились, челюсть отвисла, и он выронил трубку. По его щекам текли слёзы.

- Спасибо тебе, Господи! - сказал он и поднял глаза вверх.

- Нет там никого, - опять ответил черноволосый.

- Два шестьсот… - проговорил бармен трясущимися губами. - Мальчик. Родила. А врачи говорили… Врачи говорили, что невозможно, и она умрёт.

Он, ничего не видя от слёз, повернулся и побрёл к стойке.

Светловолосый мужчина перевёл изумлённый взгляд на черного человека.

- Ты?… - спросил он.

Но закончить фразу не успел, потому что бармен вернулся. Он нагнулся, схватил телефон и, судорожно набирая номер, опять бросился к стойке, сшибая по дороге стулья.

Черноволосый мужчина сидел, довольно поглядывая на светлого человека.

- Не поймёшь тебя, - заметил тот, присаживаясь. - Вот, никогда не поймёшь тебя! Наверное, поэтому-то ты и в изгнании.

И они опять разговорились. А через несколько минут к ним подлетел бармен.

- У меня жена родила, мальчика! - прокричал он, - оба здоровы и чувствуют себя хорошо.

Он поставил на стол большой поднос, полный закусок и бокалов с пивом:

- Это вам, господа. За мой счет. Отметьте, пожалуйста. Тем более, что я пить не могу на работе. А вдруг, кто-то ещё зайдёт?

- Ещё как зайдёт! - усмехнулся черноволосый.

И вдруг, словно в ответ на его замечание, возле бара остановилось два автобуса.

Огромная толпа, вывалившая из одного, ворвалась в зал и бросилась занимать места за столами. Они горланили, пели и требовали пива и солёных орешков, а из второго - выгружались несколько человек. Они несли музыкальные инструменты.

- Вы кто такие? - спросил их бармен, наблюдая, как они, будто у себя дома, расставляли своё оборудование на маленькой сцене.

- Как же? - удивился одни из них. - Вы же сами приглашали нас месяц назад. Джон Фуллбрайт с группой. А это наши поклонники. Да, и ещё… Я надеюсь, вы не откажитесь. Мы пригласили с нами парочку стендапистов.

И работа закипела. Бармен мотался, как заведённый. Он позвонил нескольким знакомым, и вскоре зал наполнился женским щебетанием. С десяток девушек разносили пиво и закуску. Они шутили и смеялись. И все вокруг говорили, шутили смеялись, а на сцене…

Джон с музыкантами начал петь – “Satan and st. Paul”, а потом, разумеется, свою знаменитую “Fat man” и ещё…

А в перерыве, когда музыканты спускались в зал за приготовленный для них столик перекусить и пригубить пива и немного виски, стендаписты соревновались. И все смеялись и хлопали.

А над салуном-баром стояла огромная полная Луна, и звёзды играли свою музыку…

В углу по-прежнему сидели два человека. Один - весь в черном, с черными длинными волосами, бородкой клинышком и орлиным носом. Он презрительно кривил лицо и что-то выговаривал своему товарищу.

Высокому, светловолосому мужчине с небесно-голубыми глазами и косой саженью в плечах, а тот…

Подпевал Джону Фуллбрайту и смеялся шуткам стендапистов. Он смотрел на своего напарника и улыбался. А тот ещё больше заводился от этого.

И спор их не кончится никогда, пока будут такие замечательные салуны-бары. И такие замечательные бармены, которые называют кошек – людьми.

И может, не всё ещё потеряно? Может, ещё не всё. Если только мы поймём…

Остановимся и поймём, что мы и созданы были именно для этого. Для этой прекрасной ночи. Бокала имбирного пива. Песни, улыбки и…

Счастливых глаз бармена, ставшего отцом.

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Джина -Джиночка, bastrikova, nepcuk

ОЛЕГ БОНДАРЕНКО, АВТОР ДАЮЩИЙ НАДЕЖДУ 20 нояб 2022 15:26 #114098

  • Aliastra
  • Aliastra аватар
  • Не в сети
  • Moderator
  • Сообщений: 19095
  • Спасибо получено: 16166
Об одном неудачнике

А серая кошечка всё пытается понять, с кем это разговаривает её черный кот и зачем он почти каждый вечер тянет её через окно на крышу. Она не видит Ангела…
***************************************************************************************************************************

— Ну, что? - спросил черный кот. - Что теперь за проблема? Что сейчас не слава Богу? Что он опять такого натворил?

Большой ангел, похожий на высокого пожилого человека в пиджаке, сидел рядом на краю крыши.

Вечером, когда фонари так романтичны, их желтый свет иногда кажется лунным, и от этого все прохожие с высоты десятого этажа выглядят маленькими инопланетянами.

- Надоело, - ответил Ангел. - Надоел мне твой человек. Опять вытаскивай его, спасай, болячки отводи. Осточертело всё мне. Потому что - бесполезно. Сколько для него ни старайся, а результат всё равно один и тот же.

- Ну, что? Ну что! Что ты так взъелся на него? - забеспокоился кот. - Всё как обычно. Неудачник он. Что с этим поделаешь? Ничего. Бесполезно. Таким уж уродился.

- И каждый день он начинает, - продолжил Ангел, - с того, что вступает в одну и ту же яму на дороге. А если там есть вода… То он тем более не обойдёт стороной! Потом он выйдет на дорогу, и тут…

Ангел схватился двумя руками за голову:

- Если я не отверну от него машину в сторону…

Черный кот обеспокоенно толкнул Ангела головой в правый бок.

- Ты это брось мне, - сказал он. - Что значит “Если не отверну”?! А кто тогда нас покормит, погладит и всё такое? Ты что это тут мне устроил?! Если, если…

Если не отвернёшь, то пропадем мы в пустой его квартире от голода и жажды. Потому что, нет у него никого, кроме нас, и не придёт никто нас спасать. Ты этого хочешь?

Ангел насупился и посмотрел вправо.

- Шантажист, - сказал он черному коту. - Что же мне теперь, до конца его жизни, так и вытаскивать его из всех передряг?

- Уж, изволь, - парировал черный кот. - Он ведь почему несчастный неудачник и одиночка? Не знаешь?

Ангел насупился ещё больше и отвернулся. Он болтал ногами, сидя на парапете на краю крыши.

- Что отвернулся?! - вдруг взвился черный кот. - Неприятно слушать? А ты послушай! Может он и совсем никудышный, на твой взгляд, и тебе было бы приятнее наблюдать за каким-нибудь миллионером или красавцем, но я так тебе скажу - ты никогда его не бросишь. И знаешь почему?

- А почему же это? - вскочил Ангел на ноги и чуть не свалился с карниза крыши. - Ну-ка, ну-ка. Очень интересно, почему это я его не брошу?

- Потому что ты его любишь! Нравится он тебе очень. Как человек.

- Чего, чего?! - возмутился Ангел и так взмахнул руками, что пиджак слетел с него, и за спиной развернулись два огромных и ослепительно белых крыла. - А ну, говори немедленно! - вскричал он. - А то сейчас брошу вас всех, и живите себе, как хотите…

- Не бросишь, - вдруг успокоился черный кот. - Не бросишь. Ты болтун, между прочим. Я ведь знаю. Смотрю за тобой, как ты улыбаешься, когда он подбирает на улице очередную кошку или собачку. И все свои деньги, вместо того, чтобы… женщину там в ресторан повести… Так нет! Он же их на бездомных кошек и собак тратит. Кормит, лечит и пристраивает. Где уж тут ему свою-то жизнь устроить?

И в лужу-то эту, проклятую, он всегда вступает, потому что торопится покормить кошек, которые ему кричат, а на улице…

Всегда смотрит на противоположную сторону, там собачка щенят кормит. Так он ей кашу варит. Вот и бежит, чтобы не остыла!

Пока черный кот, задыхаясь, выплёвывал эти слова, Ангел сложил крылья за спиной, надел старенький пиджачок и уселся опять рядом с кричащим котом.

- Ну, что? Ну что уж ты так разошелся? - успокаивал он кота и гладил его по спинке. - Ну что уж ты так раскричался и разнервничался? Да не бойся ты. Не брошу я его и вас. Я знаю всё. Дома у вас бардак и беспорядок. И некому ему помочь.

-Таскает и таскает этих бездомных котов, кошек и собак, - пробурчал теперь черный кот. - А я с ними возись, пока не пристроят. Объясняй, где тут туалет и где корм. А мне, может, тоже время на личную жизнь надо… Он принёс недавно одну очень соблазнительную серую кошечку… Видал?

- Да, - согласился Ангел и подмигнул коту. - Кошка, что надо.

-Так тут, понимаешь, - продолжал кот. - Притащил двух морских свинок и хомяка. Ну, я за ними и смотрю. Совершенно не остаётся времени на личную жизнь.

Ангел тяжело вздохнул и посмотрел на кота. Тот сидел и, прикрыв глаза, перебирал лапами. Ангел улыбнулся:

- Повезло тебе с ним.

- А то! - согласился кот. - Ещё как повезло. Подобрал он меня на мусорке, когда я совсем помирал. Выходил. О как! Теперь вот думаю, чем я могу его отблагодарить?

- А что бы ты хотел? - спросил Ангел.

- Да, что же, - ответил кот. - Женщину бы ему хорошую. Она и его бы присмотрела, и нам чего вкусненького приготовила.

- Я подумаю, - сказал Ангел и, скинув пиджак, взмыл в ночное небо, где уже зажглись звёзды, а Луна подсвечивала желтым фонарям...

На следующий день всё повторилось, как всегда.

Выйдя из дома, недотёпа и неудачник наступил правой ногой в холодную лужу. Но расстраиваться было некогда. Ведь надо было покормить трёх котов, ожидавших его в конце двора.

Потом надо было перебежать дорогу и отдать кашу собаке. И он опять не заметил машину… А Ангел почему-то не отвёл руль в сторону. И…

Взвизгнув тормозами и разбрызгав лужу на тысячу капелек, большая, черная машина не сильно, но всё же, очень чувствительно толкнула мужчину. Он упал, и коробка с кашей вылетела из его рук, приземлившись прямо перед собакой, ожидавшей на той стороне дороги.

Вокруг пострадавшего немедленно собралась толпа.

- Лежите, лежите, - сказала девушка. - Я уже вызвала скорую помощь и полицию. Это ведь я вас сбила.

- Не надо скорую и полицию, - ответил мужчина и попытался встать.

Но несколько человек не дали ему сделать это, и тогда он вытащил из кармана ключ и протянул девушке, которая сбила его.

- Пожалуйста, - сказал он. - Очень вас прошу. У меня дома много всякой живности. Не оставьте их. Нет у меня никого. Они ведь не выживут!

Девушка взяла ключ и пообещала позаботиться.

Через пару недель мужчина возвращался домой. Перелом правой ноги, а кроме этого - всё в полном порядке. У больницы его ждала большая черная машина.

Улыбающаяся девушка, навещавшая его почти каждый день, помогла ему сесть на переднее сидение.

- Ну? Как там мои питомцы? - в сотый раз спросил он её.

- А сейчас сами увидите, - ответила она и улыбнулась.

*****
На самом краю крыши, куда черный кот добирается вместе со своей любимой серой кошечкой, Ангел сидит и ждёт его почти каждый вечер. Им есть, о чем поговорить…

И о том, что девушка переехала жить к мужчине и теперь с едой всё наладилось. И о том, что в доме порядок и всё убрано. И мужчина перестал наступать ногой в лужу, хотя точно так же спешит всех накормить и погладить.

- Не ты ли? - спрашивает черный кот и заглядывает в лицо Ангелу.

А серая кошечка, красавица и умница, всё пытается понять, с кем это разговаривает её черный кот и зачем он почти каждый вечер тянет её через окно на крышу. Она не видит Ангела.

- Нет, что ты? - отвечает Ангел черному коту. - Вот с чего бы это я помогал такому недотёпе и неудачнику? Я очень подумываю бросить вас всех. Потому как, страшно вы все мне надоели. Вот найду себе молодого красавца миллионера… И буду с ним где-нибудь на островах отдыхать!

Черный кот толкает его головой в правый бок:

- Ох, и болтун ты. Да и врёшь, как всегда.

- И как ты смеешь оскорблять меня?! - притворно сердится Ангел и гладит черного кота по спинке.

В конце вечера кот и кошечка уходят, а Ангел смотрит им вслед и бормочет:

- Потому как, тяжелая слеза ваша. И потому как, просьбу вашу нельзя не выполнить. И потому как, крик ваш в моих ушах и сердце моём.

Он сбрасывает старенький пиджачок, расправляет большие крылья и исчезает в мареве желтых фонарей…

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Джина -Джиночка, bastrikova

ОЛЕГ БОНДАРЕНКО, АВТОР ДАЮЩИЙ НАДЕЖДУ 25 нояб 2022 18:30 #114177

  • Aliastra
  • Aliastra аватар
  • Не в сети
  • Moderator
  • Сообщений: 19095
  • Спасибо получено: 16166
Крысяпа и Алиска

Там сидела взъерошенная Алиска и прикрывала собой здоровую крысу. Алиска шипела. Я присел на корточки. Маленькие черные бусинки крысиных глаз уперлись в меня с любопытством…
****************************************************************************************************************************

Алиску мы подобрали на улице. Она сидела возле погибших котят и не отводила от них взгляда. Кто-то подбросил им отравленную еду. Единственной, кто не поел, и была Алиса. Она всё оставила своим деткам…

Вот такую, не реагирующую ни на что, мы и принесли её домой. Не могу даже сказать, сколько всего жена и я перепробовали, чтобы расшевелить её и заставить есть, пить и передвигаться. Ела она по чуть- чуть, пила тоже только из рук, и дело явно шло к нехорошему концу, пока…

Пока мне не пришло в голову брать её на улицу. А вдруг расшевелится и отойдёт, предположил я. Но Алиска упрямо шла к тому месту, где мы похоронили её деток.

И всё же, это было лучше, чем ничего. Тем более, что вскоре она вдруг, ни с того ни с сего, повеселела. Стала есть, пить, бегать по квартире и даже залезать на руки, ластиться.

Я праздновал победу и гордо рассказывал жене, что это именно моя изобретательность и сообразительность спасли нашу кошку. Ох, если бы я знал, что стало причиной такого преображения. Ну, так вот.

Всё выяснилось приблизительно через полгода, когда жена зачем-то полезла в нижний ящик высокого старого платяного шкафа. Она в нём ничего не хранила, но решила, что пришло время сложить туда старую посуду, которую выбрасывать категорически отказывалась.

Шкаф стоял в дальней комнате, и находился там на пару со старым же диваном. Вот в этой комнате, и как нам ошибочно казалось, на диване, проводила всё время наша кошка.

Открыв ящик, жена так яростно и испуганно закричала, что я чуть не свалился со стула возле обеденного стола, и бросился к ней. Влетев в комнату, я застал такую картину. Жена стояла на диване и вопила во всё горло, приблизительно такой текст:

— Убери это чудовище! Ужас какой! Немедленно! Я не спущусь, пока… Это что, конец света?
Вытаращив глаза и онемев от изумления, я подошел к открытому ящику и осторожно заглянул туда, ожидая увидеть там, как минимум, дракона о трёх головах, но вместо этого…

Там сидела взъерошенная Алиска и прикрывала собой здоровую крысу. Вернее, крыса, как потом оказалось. Алиска шипела. Я присел на корточки. Маленькие черные бусинки крысиных глаз уперлись в меня с любопытством.

- Вот оно что… - сообразил я. - Ты откуда его притащила?
Но Алиска не ответила, и тайна сия осталась за семью печатями. Возможно с улицы, а возможно и поймала в квартире, но потом выкормила малыша. Не важно.

А важно, что крыс считал Алиску своей мамой и прижимался к ней, пытаясь спрятаться от женского визга. Успокоив жену и посадив её на диван, я объяснил, что выбрасывать крысёныша абсолютно неправильно, если мы не хотим погубить его маму. То бишь, Алису.

Жена заламывала руки и причитала. А я, воспользовавшись её временным недееспособным состоянием, вернулся к ящику.

- Ну, ты даешь, - обратился я к Алиске. - Я восхищён, честно говоря. Крысяпу ты вырастила знатного. Здоровый!

Между тем, Крысяпа, к которому прозвище так и прилипло, оставил свою маму и пошел осторожненько ко мне. Потом остановился, приподнялся на задние лапки и протянул вперёд передние.

Я взял его на руки и погладил. Он немедленно обнюхал меня и, устроившись калачиком у меня на коленях, закрыл глазки. Я непроизвольно стал гладить его и, можете конечно мне не верить, дамы и господа, но он во сне улыбался.

Алиска стояла тут же, рядышком, и обеспокоенно заглядывала мне в глаза. Не обижу ли я её крысиного ребёнка?

- Ну, конечно не обижу, - успокаивал я ее. - Ты же меня знаешь.
После чего пошел уговаривать жену, что, сами понимаете, было всего труднее. В конце концов, разрешение было получено, хоть и с большим трудом.

- И чтобы это жуткое существо никогда не выходило из этой комнаты! - кричала жена, хлопая дверью.
“Жуткое существо” лежало у меня на коленях, тихонько попискивая от удовольствия, и улыбалось. А рядом разлеглась Алиска и мурлыкала…

И это только начало истории, так сказать - преамбула.

Ну, так вот. Вскоре выяснилось, что Крысяпа знает секретный путь к сердцу моей жены. Одному Богу известно, как и каким способом он добился того, чтобы всего через месяц она сама брала его на руки, относила на кресло напротив телевизора и гладила, прикармливая чипсами.

Короче говоря, Крысяпа занял на её коленях законное, ранее Алискино, место. А та и не возражало. Лишь бы её детёнышу было хорошо. Детёныш вырос в половину своей мамы. И ходил на лоток, как и полагается настоящему коту, и питался из одной кормушки с Алиской.

А через несколько месяцев наступил Новый Год. И мы, как всегда, пригласили всех родственников и знакомых.

Пришел с одной знакомой и её новый друг, который оказался довольно неприятной личностью. Когда все уселись за стол, он раскрылся во всей своей красе...

Знаете, дамы и господа, есть такие люди, которые неприятны априори своей заносчивостью, стремлением всех всегда перебивать, оскорблять, унижать. И доказывать, что на ближайшие сто километров нет никого умнее, красивее и богаче.

К тому же, он умудрился напиться минут за десять до того, как все налили себе по первой рюмке за проводы старого года!

Короче говоря, за столом царила напряженная атмосфера. Каждый сидящий обдумывал любое слово, чтобы не нарваться на грубость. И я уже ломал голову, что бы такое придумать, чтобы вытащить его из-за стола и выбросить на улицу, закрыв за ним двери, а жена придерживала меня за руку и смотрела страшными глазами.

Во-первых, он друг подруги, а во-вторых, роста метр девяносто и весом килограмм под сто двадцать. Поэтому она за меня переживала. Но всё разрешилось само собой, когда он встал из-за стола, решив прогуляться на балкон и покурить.

А балкон у нас был рядом с комнатой, где были закрыты Алиска и Крысяпа. Алиска просто ненавидела подвыпивших мужиков и запросто могла наброситься, а Крысяпу жена оставила там, опасаясь насмешек и страха женской половины. Короче говоря, всем было сообщено, что в эту комнату нельзя заходить, а на балкон выходить через другую.

Но, вы же понимаете, подвыпившему грубияну и нахалу море уже было по колено. И он специально пошел именно через эту комнату, чего мы не заметили, потому что вздохнули свободно, когда он встал из-за стола, и оживлённо заговорили все сразу.

Но тут из комнаты донёсся вопль, полный изумления, боли и такого животного ужаса, что у меня, да я думаю, и у всех остальных, волосы на теле встали дыбом.

Мы вскочили и, опрокидывая стулья, бросились туда. Всё дальнейшее я просмотрел на камере, специально установленной мной в этой комнате, чтобы наблюдать за развлечениями Крысяпы и Алиски. Ну, так вот.

Пьяный хам вошел в комнату, и Алиска, естественно, зашипела на него, а он отпихнул её ногой и размахнулся, чтобы ударить, но тут, из тёмного угла вылетел коричневый мячик!

Он распрямился в воздухе, и острые, как бритва, зубы Крысяпы впились в руку громилы. От неожиданности тот потерял равновесие и упал. А потом, вскочив, стряхнул крысу с руки. Но не тут-то было!

Крысяпа прыгал, как мячик, каждый раз оставляя раны на руках непрошенного гостя. Не понимая, что происходит и кто на него напал,“смельчак” и “умник” запрыгну на старый диван и, прикрывая лицо руками, дико завизжал.

Когда мы вбежали, он уже не предпринимал никаких действий по своей защите, а просто верещал на такой высокой ноте, что редко какая женщина сможет.

Родственники и близкие друзья, знавшие историю Алиски и Крысяпы, были в полном восторге. Разумеется, крысу отогнали и заперли с его мамой в другой комнате.

Пьяному идиоту перевязали раны, залив их водкой, зелёнкой и йодом. После чего вызвали такси и отправили вместе с подругой моей жены восвояси. А самое главное наступило потом...

За столом только и было разговоров, что о подвиге Крысяпы. Особенно восхищались женщины. Они утверждали, что Крысяпа герой, бросившийся спасать свою кошачью мамочку от разбушевавшегося пьяного идиота. И мы не имеем никакого права скрывать его ото всех в такой знаменательный день, как Новый Год.

После чего Крысяпа с его мамой были принесены под бурные аплодисменты. И мы пили - за старый Новый год и за Новый. Мы пили за героя Крысяпу и за его замечательную мамочку Алиску. И все гладили и подкармливали их.

Мы были благодарны Крысяпе за то, что он один, маленький и запертый в комнате, сумел спасти нас от огромного, сильного, наглого и хамовитого гостя. И всем нам почему-то было немножко неудобно друг перед другом.

Почему? Ну потому, что мы никогда не можем встать и сказать такому типу:

- Пошел вон, мерзавец!
Что нас останавливает? Воспитание, страх?

Вот и вся история про Алиску и Крысяпу, а впрочем…

Их у меня еще много. Ведь Алиска была первой кошкой, которую я принёс домой. И всё ещё было впереди…

Дай нам всем Бог здоровья!

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Джина -Джиночка, bastrikova, nepcuk
Модераторы: admin, Rel64, Aliastra
Время создания страницы: 0.076 секунд