Серая звездочка



Посмотреть все фотографии животного

Имя: Серый, друг мой Пол: Мальчик Кто:Собака дворовая (метис западно-сибирской лайки)


2002 - 21.02.2013


21 февраля 2013 года. В память о друге моем Сером.
Молодой пес дворовой породы возник непонятно откуда и занял опустевшую будку предыдущей собаки в просторном дворе вроде бы солидной организации - владельца большого двора и половины двухэтажного кирпичного здания. Случилось это лет десять назад. Пес оказался умным и сообразительным, быстро понял свои обязанности сторожа и охранника немаленькой территории и выполнял свои обязанности великолепно. Он помнил всех многочисленных работников и посетителей и поэтому его бдительный лай был адресован редким незнакомцам. Владельцы взяли собаку на довольствие: ему разрешалось в холодное и ненастное время ночевать в помещении охраны, сидеть на высоком крыльце офиса, а также получать на обед несколько сырых куриных лапок. Шло время, собственники и названия организации-владельца менялись, а пес оставался на своем месте, также сторожил двор, со временем матерел, начал немного стареть. Мы очень переживали за судьбу Серого (эта кличка очень ему шла, так как его густая, пушистая шубка была великолепна и имела все оттенки серого цвета, а в задорном пушистом колечке его хвостика (посмотрите на фото) видно сияние Радуги. Он был очень обаятельным, поэтому многие работники просто его любили и с удовольствием угощали его и сахарными косточками, и котлетками и разными собачьими вкусностями. В нашем холодильнике весь морозильник был забит замороженной едой для него. Но еда была не самой главной составляющей его дружбы. Серый без всякой дрессировки понимал много команд (дать лапку, сидеть, ждать, иди сюда, домой и т.д.),понимал много слов,с ним можно было разговаривать и он очень внимательно слушал. Он точно с полувзгляда считывал настроение человека и мне кажется, он вообще знал свою судьбу. Его умнейшая мордочка выражала массу эмоций. Теперь-то я точно знаю, что мечта всей его жизни была найти своего хозяина и служить ему всем своим собачьим сердцем. Мечта его не сбылась.
Но Серый почему-то выбрал меня своей защитницей. И завоевал мое сердце. В последние годы я каждый день общалась с ним, угощала его любимой едой, а он не раз провожал меня с работы до остановки маршрутки и с утра на этой же остановке встречал. И каждый раз радость от встречи была просто собачьей: он скакал вокруг, пытался запрыгнуть всеми своими лапками на меня и с удовольствием бежал следом к нашему крыльцу угоститься чем-нибудь и не спешил уходить, пока я его не отправляла на его работу. Он очень доверял мне, приходил лечить свои раны, однажды, пару лет назад, я даже возила его к ветеринару (его сильно покусали в весеннем собачьем гоне, а хозяевам почему-то было все равно).
И вот опять февраль. Его последний февраль. Очередные собачьи свадьбы. В субботу, когда никто из служащих не работает и двор обычно закрыт, говорят, что большие собаки в драке сильно порвали ему заднюю ногу, рана была большой, он истекал кровью у своей будки (говорят, весь снег был в крови) на глазах охраны два выходных дня и никто из охранников даже и не подумал помочь ему. Он пытался зализывать свою рану, он знал, что он сильный, потому что дворовый, но куда там. Силы его оставляли. И вот в понедельник я увидела его в ужасающем состоянии и была просто в шоке от людской жестокости: напротив нарядных окон своей конторы сидит верный людям сторожевой пес с многолетним стажем безупречной службы, сидит в уже скудной лужице крови, сидит прямо, из последних сил, чтобы не упасть, и его хозяева просто ждут, когда он умрет. Я, конечно, побежала к его хозяевам, но они отмахнулись. У нас нашли машину, коллеги помогли отвезти Серенького в ветлечебницу. Рану обработали, сделали перевязку, нужные уколы, врач была оптимистична: такая рана будет заживать недели две, необходим уход.
Когда привезли собаку обратно, хозяева вдруг проявили заботливость, вернули мне (я и не просила, но была благодарна) деньги за лечение, сказали, что сами будут оплачивать приход врача для перевязок раны и уколов. У Серого в глазах появилась радость и проснулся зверский аппетит, я проведывала его утром и вечером, днем помогала врачу перевязывать его рану, держала его, а он даже когти ни разу не выпустил, хотя было ему очень больно. А в четверг с утра, до моего прихода на работу, Серого усыпили, объявив всем, что он умер от глубокой раны.
А я же биолог (по специальности: анатомия и физиология человека и животных) и я прекрасно знаю, какими бывают раны и как они заживают.
Я успела с ним проститься. Когда я прибежала в подвал, где его усыпили, мне сказали, что его маленькое сердце уже остановилось, я погладила его по голове, а он чуть дернул лапкой навстречу, словно пытался ее, как всегда, мне с благодарностью подать. Я не буду писать о своих слезах, потерять друга, доверчивого, преданного и верного, очень больно.
Признаюсь, я всегда подумывала о том, чтобы забрать его жить в свою квартиру, но дворовой собаке все равно лучше жить своей полной дворовой собачьей жизнью, да и ничто не предвещало такой беды и такого людского вероломства.
А ведь собаки простят нас за все. У них открытые, честные, чистые и светлые души. Если они любят, то любят всем сердцем, если ненавидят, то это написано у них на морде открытым текстом. Они верят людям и прощают им даже свою смерть.
Прости меня, Серый. Ты оставил очень яркий след в сердцах многих моих коллег. О твоих веселых проделках знали во многих организациях города: мы же общаемся. Серенький любил играть, очень любил ливерную колбасу и ловко ловил кружки ее в полете. Он часто с веселым лаем гонял ворон, которые по очереди делали попытки что-нибудь украсть из его будки. И Серый и вороны получали от этого большое удовольствие, как и люди, наблюдающие эту игру.
Но вот и все. Игра окончена. Серенький прожил неприкаянную жизнь дворовой собаки на сторожевом посту, прожил сам, как сумел. По сути, это я сейчас понимаю, всем хозяевам было глубоко наплевать на нее, ведь кличку-то и то ей дали мы. Были годы, когда и куриных лапок за работу ему не выдавали и он добывал пропитание себе сам. Бегал к черному ходу столовой через две дороги, а здесь нашел свой подход к каждому работнику. И все (большинство) были рады угостить его. У него были способности хорошего дипломата... О собачьей жизни Серого книгу можно написать, это была незаурядная собака.
Так бывает. Лет десять назад на небосводе наших людских контор вдруг вспыхнула яркая серая звездочка ! И 21 февраля ее потушили, видимо, исчезла необходимость в сереньких охранниках и от ненужной уже собаки надо было избавиться под любым предлогом.
Кстати, контора, в которой закончилась трудовая жизнь и случилась жестокая смерть дворовой собаки, называется ЗАО "Марий Нафта" ! Нефтяники, черт возьми, а денег на двухнедельное лечение своей верной собаки пожалели, зато смерть ее оплатили просто стремительно. Бог им судья.

24 февраля. Что-то все-таки есть по ту сторону жизни.
На четвертый день после смерти Серенького, в выходной, за окном своей квартиры на толстой ветке стоящей поблизости большой березы (у нас тут целый сквер взрослых деревьев) я вдруг увидела большую серую сову. Она, конечно, просто пряталась, прижавшись к стволу березы от галок и ворон и хотела спокойно поспать до ночи (у нас в центре города много старых, высоких деревьев и просто рай для птиц и летом, и зимой и каждую зиму совы неоднократно появляются в скверах в центре города), но эта сова сидела прямо перед окном и я решила, что это душа Серенького нашла мой дом и прилетала увидеться и проститься. Очень хотелось бы в это верить. Сова сидела долго, до вечера и вроде бы и не спала, т.к. все время вертела головой и мне казалось, что рассматривала меня, а с темнотой незаметно улетела.
Душа Серого улетела. Ведь он теперь – ветер, флюид, что-то нематериальное, т.к. хозяева его кремировали. И остались какая-то недосказанность и невосполнимость утраты.

1 марта. Серенького нет 9 дней.
За окном, у въездных ворот стоит его пустая будка. Его подруги вороны устали разыскивать его по двору и одна, осмелев, осторожно подошла и заглянула в будку, долго стояла там, а потом вороны улетели и больше их не видно. Не видно и не слышно чужих собак за пределами двора. А всего лишь две недели назад наш дворовый пес был полон сил, деловито осматривал свои владения, обнюхивал каждое колесо каждой машины, видимо проверяя, туда ли сегодня ездили и нет ли на них меток других собак ? А, завидев меня, счастливой ракетой мчался через весь двор на своих коротких ножках, чтобы подать лапку в знак приветствия, чтобы прижаться к моей ноге, чтобы я погладила его большие забавные ушки и почесала ему спинку или пузо. Он очень любил жизнь, особенно летнюю пору! Когда, наконец, наступало тепло и буйство трав, он обожал это и с таким нескрываемым удовольствием валялся на зеленом газоне, в самую жару отсыпался, беззаботно раскинув лапки, под каким-нибудь цветущим кустиком на клумбе, а прошедшим летом водители из скошенных во время субботника одеревеневших сорняков и травы на газоне у забора соорудили ему настоящий шалаш, так он очень полюбил этот домик и весь теплый сезон провел на своей "даче".
Вот и теперь, я верю, что не смотря на зимние, февральские, холодные дни, он уже живет в тепле, среди трав и цветов, в своем уютном райском домике.

5 марта. История про курицу-гриль.
В нашем дворе от въездных ворот до нашего здания тянутся гаражные боксы, т.к. у «Марий Ойла» много автотранспорта и, конечно, много самых разных водителей. Часть водителей - чужие, командировочные, возят туда-сюда нефтепродукты, а часть - постоянные водители легковых машин для персонала, хорошие и добрые, душевные люди и некоторые уже десятилетия работают здесь. Серенького они, конечно, знали и любили. Однажды в пятницу водители тесной компанией в гаражах собрались отметить день шофера с большой курицей – гриль в центре накрытого походной скатертью стола. Серенький обожал тесные мужские компании, тем более, что его там принимали и ему там перепадали и ласковые слова, и кусочки, и косточки. А курица прекрасно пахла и была неотразимо ароматна. Мужчины по очереди выходили покурить из-за стола и как-то все разом вышли на улицу, а в раскрытые двери наблюдали, как Серенький тихо сидел-смотрел на стол, на еще не разобранную на куски курицу, видимо раздумывал о том, как бы распробовать ее побыстрее, но так как росточком он был лишь в половину высоты стола и лапки у него были слишком короткие, то он придумал способ беспроигрышной и аккуратной добычи: подошел и осторожно легонько потянул на себя скатерть со всей едой на столе и, конечно, желанной вкусной курицей-гриль. Но попасть хитрецу в лапы курица не успела: один из водителей успел подхватить ее в последний миг. Потом все смеялись и восхищались находчивостью умного пса и, конечно, кусочки-гриль в этот раз и ему перепали.

7 марта. История о запасах на «черный день» и любви.
Редкие домашние собаки приберегают еду в тайниках, ну, может быть, где-нибудь припрячут одну косточку любимую, грызаную-перегрызаную, и развлекаются уже с ней, как с игрушкой. Да, и зачем им прятать сардельку или котлетку куда-нибудь под диван или в дальний угол, ведь с самого рождения у них не бывает перебоя с едой и им не приходиться элементарно еду эту добывать. А вот Серый всегда по возможности запасался едой на «черный день».
Вначале, когда его угощали, он наедался от души и, если был выбор, то раскладывал все вкусности на тарелке в определенной последовательности и в первую очередь выбирал все самое вкусненькое. А оставшееся, что уже никак не лезло в желудок, он, если мог, то уносил и тщательно прятал в свои укромные места, но чаще закапывал в землю или в снег. Однажды я на его большой керамической тарелке принесла ему к будке, как обычно, несколько кружков печеночной ливерной колбасы и четыре большие мясные котлеты (наши девочки вдруг сели на диету и решили не есть мясо в этот день). Любимую колбасу Серый сразу же прикончил, не раздумывая, а вот над котлетами задумался. Похоже, его только – что покормили и он был абсолютно сыт, но котлетному добру пропасть не дал: рядом была кучка рыхлой земли и Серый по-быстрому, орудуя носом, как совком, закопал все котлеты вместе с тарелкой. Он закидал котлеты землей при помощи одного носа так быстро и аккуратно, что я даже среагировать не успела. Да, и знаю я, что, если отдашь еду собаке, то лучше эту еду уже не забирать, т.к. собака считает ее уже своей добычей и будет защищать от любых посягательств. Я никогда не нарушала это правило, просто обычно давала еду понемногу, чтобы наверняка понять сыт он или голоден. Но Серый все равно умудрялся делать запасы, вот только не знаю: пользовался он ими когда-нибудь или нет ? Я как-то слышала байку водителей о том, что, ухаживая по весне за забежавшей к нему в гости худющей самочкой, он раскапывал свои богатства и угощал ее. А, вообще-то, Серый жил, как бобыль, и ни одну чужую собаку и близко не подпускал к своей территории. Даже самочки редко, обычно дважды в год, на денек-два появлялись у нас во дворе и так же быстро исчезали. Наш Серенький по характеру был волк-одиночка. Для своих сородичей. Но к общению с людьми его просто тянуло: часто из окна во дворе можно было увидеть такую картину: группа мужчин стоит перед крыльцом офиса кружком, оживленно беседуя о чем-то и между ними, как полноправный член этой компании, по–деловому, с заинтересованным видом сидит Серый и со стороны кажется, что он тоже активный участник этого разговора. Людей он очень любил.

17 марта. Серенький в Радужном мире уже 25 дней.
А в нашем мире эта последняя его зима вроде бы уступает место весне. На улице третий день плюс 3 (до этого потепления половину марта стояли морозы до минус 20), без конца идет противный дождь, потоком льет вода с крыш, огромные сугробы заметно осели, под ногами - просто бесконечный ледяной каток. Такую паршивую погоду Серенький не любил и пережидал ее почти безвылазно в своей будке у въездных ворот или под навесом высокого крыльца "своего" офиса. Я заметила, что мочить лапки, а тем более мордочку, он вообще терпеть не мог. Воду он не любил, даже в знойные летние дни пил мало. Как-то с самое июльское пекло я попыталась умыть ему мордочку из его же плошки для питья и как-то освежить на свой взгляд ему жизнь, так он тут же удрал от меня и спрятался где-то в кустах. А, если ему все-таки приходилось преодолевать пространство двора в слякоть и сырость, то он тщательно и аккуратно, долго раздумывая и все рассчитывая, обходил все лужи, даже если этот путь получался у него в 10 раз длиннее. Может быть, он возненавидел воду с одного давнего случая, когда он (опять в выходной, когда в промзоне нашей мало ходит народа) умудрился провалиться в канализационный колодец за пределами двора и простоял там в грязной воде долго, пока его лай не услышали наши дежурившие тогда водители, которые его оттуда еле-еле на веревках вытащили. Говорят, он тогда был очень напуган (видимо почти заглянул смерти в глаза) и отлеживался у теплой батареи в комнате охраны в подвале дней пять. Да, каких только испытаний и приключений не выпало ему в дворовой собачьей, но полной свободы, жизни.

21 марта, точнее уже 22 марта. Месяц прошел, как Серенький ушел в другой мир.
Но со мной всегда его последний, скорбно-печальный взгляд мне вслед в его последний вечер 20 февраля, когда я, после работы, покормив его на крыльце и погладив его, успокаивая и подбадривая, пошла домой, помахав ему рукой "До завтра". Он выглядел удручающе печальным, но обнадеживающим: холодный влажный нос, рваная рана на губе совсем затянулась за каких-то три дня... Только этого "завтра" для него не было...
Я - не собака и прощать убийц мне не дано. Бог им судья. А я руки им больше не подам.

1 апреля - 40 дней, как мой друг Серый ушел на Радугу.
И сегодня я хочу рассказать, как мы с ним стали друзьями. Подружились мы, вернее, он подружился со мной лет пять назад. Эта история стала легендой на нашей работе.
А дело было так. Крыльцо нашей работы находится с задней стороны офисного здания и на работу мы проходим через свою отдельную металлическую калитку в высоком кирпичном заборе. Калитка выходит сразу к автобусной остановке и мы практически никогда не проходим через въездные ворота и мимо будки Серого. Серый также никогда раньше не бывал у нашего крыльца и днем не появлялся у нашей калитки, т.к., видимо, понимал, что мы - другая организация. Но я знала, что многие мои коллеги привечали обаятельного Серенького и часто относили ему угощения, а он весь день то весело обгавкивал проезжающие по его двору посторонние машины, то внимательно наблюдал за проходящими мимо будки посторонними людьми, а также успевал обследовать все закоулки большого двора, проверить все свои метки на улице за забором, поспать в будке или в комнате охраны у телевизора или батареи, угоститься и порадоваться хорошему человеку и совершал еще много своих неотложных дел. Он все время был чем-то занят.
И я все время была занята и на службе мне было не до собак. К тому же с собаками я никогда не общалась и просто боялась их: кто знает, что у них на уме, и поэтому с Серым я старалась не встречаться.
Но однажды утром я немного задержалась и торопливо шла от остановки к нашей калитке и вдруг увидела сидящего посередине дорожки у самой калитки Серого. Он сидел на асфальте прямо на моем пути, внимательно меня рассматривал и уходить не собирался. Серый – песик небольшой, но я струхнула, т.к. не знала его намерений, и к калитке подойти не решилась. Пришлось позвонить коллегам, чтобы меня встретили. Серого не боялся никто, кроме меня. Моя трусость всех развеселила и мне дали совет: приходить на работу с кусочком колбасы в качестве пропуска. Но бутерброд у меня был тогда с собой, откладывать близкое знакомство с песиком на завтра я не хотела и мы с одной из наших дам-собачниц немедленно пошли устанавливать дипломатические отношения с нашим серым охранником. Серый нас встретил миролюбиво, вначале кусочком колбасы угостила его коллега, а потом по ее совету я покормила его со своей ладони, а Серый позволил себя погладить и даже подал мне лапку, и все: больше я его уже не боялась. А потом мы с Сереньким подружились и он радостный и счастливый частенько встречал меня у нашей калитки, или ждал моего прихода у нашего крыльца, или дежурил на остановке. Он самым лучшим своим другом выбрал меня. И я этим гордилась и горжусь. Он умел бесконечно радовать своей дружбой, а я, похоже, была главным счастьем в его собачьей жизни. К тому же, в последние пару лет в его родном дворе многое изменилось: появились новые неприветливые водители, угрюмые себе на уме охранники, жадные до денег руководители. И все: жизнь Серого с ними не сложилась, она – закончилась…
С Сереньким ушла целая эпоха нашего двора. Он своим присутствием одухотворял его пространство, а сейчас это просто тупая стоянка автотранспорта какой-то по сути никому не нужной организации по перепродаже нефтепродуктов.

21 апреля. Два месяца как Серенький ушел на Радужку.
Уже две недели на улице до 20 градусов тепла и только сегодня похолодало до 10 градусов. На нашей столичной реке Кокшаге ушел лед, на северных сторонах улиц снег лежит едва заметен и только кое-где и медленно тает. На многих газонах золотятся звездочки мать-и-мачехи, у моего подъезда позеленели почки сирени, а в городе вот-вот распустятся длинные сережки берез и … придет настоящая весна!
На работе во дворе и на газонах снег тоже практически растаял, как-то быстро проклюнулась зеленая травка и спешит встретить новую весну! А вдоль асфальтовой дорожки от остановки до нашей калитки на лужайке тоже всюду сияют солнечные звездочки мать-и-мачехи. Великолепное веселое время: весна!
Часто мой друг Серенький встречал меня с утра именно у этой калитки. Массивная металлическая калитка в рабочее время никогда плотно не закрывалась и для выхода на улицу Серенький легко открывал ее наружу, вставая на задние лапки и наваливаясь на нее всем телом, а, чтобы вернуться обратно, он открывал ее носом, постепенно просовывая его в щель между дверцей и проемом калитки. Иногда, если пузико его не было плотно набито обедом, он ловко, как акробат, пролезал под калиткой, а иногда просто просовывал под калитку голову и осматривался, проверяя обстановку на улице.
Однажды, как всегда задерживаясь, я спешила на работу от остановки (Серенького на остановке уже не было: не ждать же меня часами) и почти подошла к калитке, как вдруг из-под нее неожиданно высунулась хитренькая радостная мордочка Серенького. Это он так меня встречал: подкарауливал за калиткой и неожиданно удивлял своим появлением! И в этот раз он был чрезвычайно доволен своей шуткой. И потом, важный и веселый, бежал впереди меня к нашему крыльцу, успевая нарезать несколько кругов вокруг меня, обнюхать мою сумку, попытаться сунуть хоть как-нибудь в нее свой нос, пробежаться пару раз до крыльца и обратно и, наконец, получить в свою миску на крыльце порцию ливерной колбаски…

21 мая. Серый на Радужке 3 месяца. Время идет. У нас уже почти лето. Деревья - в пышной молодой зелени, трава подросла – хоть коси, цветут яблони, вишня и слива, черемуха засыпает все вокруг душистыми белыми лепестками, распустились тяжелые кисти сирени, появились нежные стебелечки садовых ландышей с пока еще крохотными белыми бусинками цветочков… Чудесная пора!
На работе – время обеда. И я стою у самого крайнего окна в кабинете и с высоты второго этажа наблюдаю за снующими по большому двору немногочисленными машинами и какими-то людьми из организации, в которой служил мой друг Серый.
Во дворе все неизменно: та же большая заасфальтированная площадка для машин, та же лужайка у забора, где была его летняя «дача» из травы, та же клумба с кустарниками, тот же зеленый газон под нашими окнами, на котором Серый практически всегда за полчаса перед нашим обедом усаживался, глядя на это крайнее окно и тихонько гавкал, вызывая меня и, конечно, предвкушая угоститься чем-нибудь на обед. Я даже зимой слышала его гавканье, подходила к окну и махала рукой, приветствуя, а он с нетерпением ждал следующей команды: я делала круговое движение рукой, что означало для него: бежать к нашему крыльцу и ждать меня там. Это был наш с ним обеденный ритуал и все на нашем этаже это знали и с утра часто приносили мне что-нибудь для нашего песика. И Серый каждый раз, увидев в окно знакомый жест, делал забавный пируэт, подпрыгивая на месте и повернувшись в прыжке на 90 градусов и несся, сломя голову, к нашему крыльцу. Конечно, он всегда прибегал первым и очень этому радовался: его нетерпеливое сопенье и возня у нашей двери слышались, когда я еще начинала спускаться вниз. Наружные наши двери всегда открыты, даже зимой, а внутренние плотно закрываются и Серый открывать их снаружи не мог, поэтому ждал. Но, если я его и приглашала к нам в маленький коридорчик перед лестницей за эту внутреннюю дверь, он всегда входил очень скромно и вел себя как гость. Удивительно, но он был очень тактичной, воспитанной и интеллигентной собакой, в нем не было ни капли наглости или злобы.
Как-то я решила показать ему свой рабочий стол. Это было в конце рабочего дня, когда коллеги уже ушли, а я задержалась по работе. Я позвала его, завела на второй этаж, он прошелся за мной по коридору, в мой кабинет он лишь чуть вошел и вернулся к дверям на этаж и там улегся носом к двери, дав понять, что будет тут ждать меня, пока я закончу работу. И я знала, что это так и будет.
Идет время рабочего обеда… И я помню, как в том маленьком коридорчике за вторыми нашими дверями на табурете у его миски долго стоял пакет с сухим кормом «Педигри». Серый отвернулся от него, едва понюхав. И я, перемешивая сухие кубики с ливерной колбасой, с трудом «уговаривала» его отведать этой разрекламированной собачьей еды с витаминами и микроэлементами. Один небольшой пакет сухого корма он ел месяца два вперемежку с другой едой, беспрерывно фыркая и морщась, словно делая мне одолжение. А вот гуляш «Педигри» он заобожал с первого раза и обычно, быстро слопав содержимое пакета, долго вылизывал тарелку и мои пальцы с остатками соуса.
Я все время пыталась разнообразить рацион Серого, знакомила его с новыми видами еды. У знакомых дам-собачниц домашние собаки едят все: каши, овощи, яблоки, арбузы, виноград. У меня на глазах пуделиха от души хрустела огурцом. Серый предпочитал только мясо и лучше мясо вареное или колбаску без всяких там специй и посторонних добавок. Сколько раз привозили ему остатки шашлыков с очередного пикника, так он долго фыркал и ворчал на запах и вкус специй, но сногсшибательный вкус жареного на углях мяса не позволял ему устоять от еды. И все же самой любимой его едой была ливерная колбаска, которую обычно каждый день я ему и приносила…
Как-то летом в разгар овощного сезона для витаминизации я принесла ему кусочки огурца, помидорки, вареной морковки, вареной картошки. Серый посмотрел на это разнообразие округлившимися глазами, даже нюхать не стал и перевел вопросительный взгляд на меня: это что еще за ерунда в моей тарелке? Однажды я также на тарелку выложила ему очищенное вареное яйцо. Серый некоторое время разглядывал его, попытался куснуть, но яйцо невредимым лишь скользнуло по тарелке, тогда Серый ловко носом плашмя и сверху прижал его, раздавил и съел вначале желток, а потом, подумав (не оставлять же !) и белок. Сыр он также поедал с удовольствием, а вот разные там каши и супы хлебал только, если в них основательно присутствовало мясо. К хлебу, молоку, простокваше он не прикасался вообще. Вот такие предпочтения выявляются во время обеденного перерыва у дворовых собак…
Теперь наш морозильник на работе абсолютно пуст.

P.S. Сегодня к нам заходила эколог с одного из предприятий города за консультацией. Раньше она всегда панически боялась бдительного Серого и звонила нам от калитки, чтобы мы ее встретили. Чуть более трех месяцев назад она была у нас и решила познакомиться с Серым поближе, принесла в качестве подарка ему котлету в тесте, я сводила ее к Серому, он угостился, позволил себя погладить и дал лапку и, конечно, доброту ее запомнил. И сегодня эта дама уже бесстрашно прошла к нам сама с приготовленной в качестве пропуска котлетой, но Серый ее уже не встретил. Вот такая жизнь.

21 июня 2013 года. Мой друг Серый в Зверином раю 4 месяца.
Лето пришло и без конца испытывает то изнуряющей жарой, то грозой с ветром и ливнями. На газонах - буйство красок всевозможных цветов, вот-вот зацветет липа и над асфальтом улиц поплывет ее медовый аромат, пришла пора земляники в саду и в лесу… Если бы не надоедливые комары и мошки, то отдыхать на природе было бы просто волшебно… Наша республика – край прекраснейших лесов и чудесных озер, овеянных красивыми легендами и синими туманами… Не зря мой друг Серенький так обожал летнюю пору. И любил посещать нашу большую клумбу у нашего крыльца. Обычно уже с мая и до поздней осени на нашей клумбе по очереди распускаются тюльпаны, нарциссы, пионы, лилии, гвоздики и много других цветов и кустиков и Серенький часто обходил дозором каждое растение, некоторые обнюхивал и пробовал на зуб, на некоторых оставлял свои метки, под некоторыми втихаря от нас закапывал какие-то свои секретики. Как-то сотрудница, ухаживающая за нашей клумбой, пожаловались мне, что Серенький сильно раскопал редкий вид лилии и повредил ее. Тогда мне пришлось позвать своего дружочка, отвести к месту хулиганства и попытаться ему объяснить, что подкапывать цветы нельзя. Со стороны, наверное, смешно было наблюдать, как взрослая тетя гребет руками землю у цветка и повторяет «нельзя», а серый песик вежливо и внимательно наблюдает за всеми манипуляциями, но, наверняка, думает о своем собачьем. После своих разъяснений я спросила у Серого: «Ты все понял?» Он виновато опустил умные и хитрые глазки к асфальту, повилял хвостиком и направился к своей миске на крыльце, надеясь уже перекусить после моей утомительной «лекции». И, конечно, я его угостила колбаской, потрепала его забавную мордашку и ушла. Вернее, сделала вид, что ушла, а сама наблюдала из окна: что же Серенький будет делать после моей «лекции» о цветах. А Серый отошел от крыльца и направился к той же лилии, постоял, посмотрел, что его никто не видит, копать, конечно, не стал, но очень хорошо и от души пометил место «учебы», а потом очень всем довольный побежал дальше по своим делам. Как настоящий пес, последнее слово он оставлял за собой.

21 июля 2013 года. Моего друга Серого нет со мной уже 5 месяцев.
Время течет, бежит, несется, лишь изредка еле тащится и его даже торопишь… И так проходит жизнь.
И какие-то моменты нашей жизни, особенно дорогие для нас, неумолимо становятся прошлым и только с течением времени начинаешь понимать, что уже ничего не вернуть и уже ничего не исправить. И ничего не повторить !
Вроде бы совсем недавно у меня был друг, пес Серый. Был жив, здоров, радовался жизни и умел радовать тех, кто был к нему добр и внимателен. Он был умен и имел сильный характер, был напорист и бесстрашен при защите своей территории, очень любил людей и доверял им, умел быть преданным и верным. Как жаль, что все это уже в прошлом и маленькая искорка его жизни вспыхнула лет десять назад и уже прогорела … И только на фотографии осталась его замечательная мордочка с темными вишенками глаз и забавными большими стоячими ушками …

21 августа 2013 года. Прошло шесть месяцев, как песик Серый, друг мой, оставил этот мир.
А у нас лето в полном расцвете. Я отгуливаю вторую половину отпуска, выезжаю на родную природу и, конечно, в свой сад - огород. Наши сады находятся среди настоящего леса с его ягодами и грибами и поэтому в саду отдых просто великолепен. С утра можно погулять по лесу в поисках лисичек или подберезовиков, от дневной жары укрыться в густой хмелевой тени садовой беседки и за чашкой чая полюбоваться пышным цветением разноцветных астр, цинний и гладиолусов, а вечером можно что-то и полить, и кое-где прополоть или просто собрать урожай овощей для дома. Иногда вечером из сада даже уезжать не хочется, но я всегда возвращаюсь в город в привычный уют квартиры, а муж иногда там остается, благо, что для ночевки есть дощатое сооружение типа домика. Так вот, недели три назад, поздно вечером, муж мне звонит из сада и говорит, что к нему неизвестно откуда пришел котенок, тощенький, весь черный, как ночь, с желтыми глазами и роскошным, пушистым, как у белки, хвостом. Котенку на вид было месяца четыре, но он был не робкого десятка, полон достоинства, не мяукал напрасно и всем своим существом проявлял дружелюбие и желание остаться тут и пожить на хозяйстве. Вечер был длинный, котенок ходил следом за мужем шаг в шаг, потом, пока муж курил, котик устроил показательную охоту на мышей в грядках, одну таки поймал и гордо бросил трофей к ногам мужа, а потом, когда муж все же отказался от угощения, котик быстро, хрустя косточками, съел свою добычу сам. Но, несмотря на хищный нрав охотника, котик оказался очень ласковым. Остаток вечера он провел у мужа на коленях, уютно устроившись и обняв лапками его руку, а ночь они спали вместе, грея друг друга. А с утра приехала я и котик тут же начал знакомиться со мной. Если бы, когда-нибудь, я бы решила завести котика, то хотела бы именно такого: черного, не пушистого, стройного, как пантера, не глупого и с характером. И этот котик именно на такого и был похож. Откуда он взялся здесь, в лесу, непонятно, тем более, что у соседей есть собаки. Котик весь день старался понравиться нам, ходил вокруг, демонстрируя свою грацию и удивительный хвост, чесал, картинно изогнувшись, как греческая ваза, немаленькие когти о доски домика, ловил на грядках бабочек, ящериц и мышей… Вообщем, вовсю старался подать себя во всей красе вероятным хозяевам...
Но вначале котенка мы не стали брать с собой, т.к, может, он все же был чей-то и просто потерялся. Было жарко, в саду, на веранде он бы не замерз, а прокормиться он, как мы убедились, мог сам своей охотой, да, и молочко, и колбаску мы ему и соседи (он и к ним заходил) оставляли. Хотя, конечно, он был еще котенок и хотел бы просто спать, прижавшись к теплому человеческому боку. Но я была не готова к появлению нового жильца в квартире. Но, как выяснилось, коты дома у всех соседей и знакомых уже есть, волонтерам для пристраивания в хорошие руки отдавать котика стало жалко и пять дней назад я, предварительно запасясь всеми кошачьими прибамбасами, все-таки привезла нашего негритенка домой в свежекупленной сумке-переноске. Ветеринарша сказала, что
родился Чернышик (решили назвать его так) скорее всего где-то в начале апреля. А первого апреля по Серенькому было 40 дней и душа его улетала навсегда, так, может быть, она вернулась в образе этого необыкновенного котика именно ко мне. Надо сказать, что котенок не отходит от меня, даже на ручки иногда просится, как ребенок, а если я сижу за компьютером, то укладывается на коленях, если я на кухне, он обязательно рядом внимательно изучает, что я делаю. Муж смотрит телевизор и он сидит рядом или просто спит, тесно прижавшись. Чувствуется, что он просто не может жить без человеческого тепла. Но вместе с тем, игры у него только на тему засад и охоты. Игрушки и мячики его не интересуют, а вот с кошачьим поводком и с разными веревочками кувыркается, с утра и вечером организует нападения на наши тапочки или ноги из засады и в его желтых глазах горит настоящий огонь хищника. Очень любит играть с нашими руками, также нападая на них в прыжке из-за импровизированной засады всеми четырьмя лапами и неслабо покусывая пока еще молочными зубами. И в тоже время обожает залезть под ладонь и мирно поспать под ней. Наш котик одновременно и ангел, и бандит с большой дороги. Уже научился понимать несколько слов, откликается на зов, все как-то быстро схватывает. Про лоток и место для спанья понял с первого раза, и первую ночь спал в сумке-переноске (она как домик) но, на следующую ночь, хитрец, нырнул вначале мужу под бочок, потом подлез, нежно мурлыча, ко мне, положив свои мягкие лапки мне на плечо и, естественно, остался спать с нами на нашем большом диване. И теперь спит на нем всегда. И днем тоже.
Удивительный котенок, что-то в нем есть от собаки. И я не ожидала, что в моей жизни вдруг возникнет кот. Месяц назад я точно никаких котов заводить не собиралась…
PS. Да, на тему о котиках. Вспомнила историю про Серого и котенка-перса. Прошлой зимой, в самые лютые морозы, когда я, с утра, позвав Серого погреться и угоститься к нам за вторые двери, к батарее, вдруг заметила, что Серенький, забыв о еде, внимательно смотрит в угол, где стояли большие коробки. Потом он молча посмотрел на меня и снова на коробки. Я ничего не поняла и вдруг услышала: «мяу»! За коробками сидел крохотный котенок. Интересно, что это Серый нашел малыша, а то мы бы и не услышали его, пробегая мимо по лестнице. Серый не проявил к котенку никакой агрессии, напротив, ему, по-моему, было жалко брошенного малышку. Котенка я взяла на руки, унесла в лабораторию, а так как он оказался чистопородным персом-экстремалом, то мы без труда пристроили его через ветеринарную клинику в хорошие руки. Я потом звонила взявшей его даме, она была очень довольна.
Вот так в жизни Серенького и котенок появлялся.
21 сентября 2013г. Семь месяцев прошло, как дворовый пес Серый ушел на Радужку.
И сегодня какой-то серый день, хоть и выходной. За окном куда ни глянь серое небо с суровыми серыми тучами, мелкий серый дождь шуршит по карнизу балкона, на мокром сером асфальте поблескивают холодной осенней сталью серые лужи...
И все равно тянет просто прогуляться с утра, хоть и немного прохладно в одном плаще и как-то сыровато, но накидывать капюшон и открывать зонт совсем не хочется, как не хочется прощаться с уходящим теплом и радостной жизнью лета… Правда, настоящая промозглая осень еще не наступила и опадающие желтые листья кленов и берез еще только начинают ткать свой бесконечный осенний ковер на еще зеленых газонах и нарядными солнечными пятнами сияют на серой скуке асфальта…
Продолжение в моих комментариях на стр.139.
21 октября 2013 года. Восемь месяцев. Заходите в комментарии на страничку 155 почитать очередной рассказик.
21 ноября 2013 года. Девять месяцев памяти. Новый рассказик на стр. 171.
21 января 2014 года. 11 месяцев памяти о песике Сером. Новый рассказик с налетом мистики на стр.199.
21 февраля 2014 года. Вот и прошел год, как не стало Серого, друга моего. дальше стр.214.
21 октября 2014 года. Прошел год и 8 месяцев памяти о друге. Новый рассказик на стр.301.
21 февраля 2015 года. Вторая годовщина. Новый рассказик на стр.324.
21 мая 2015г. 2 года 3 месяца на Радужке... стр.346
21 февраля 2016г. Третья годовщина. Заходите на стр. 381



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить